Уважаемые игроки и гости форума!
Ролевая Neverwinter Nights переименован в Легенды Фаэруна
Новый адрес форума dnd-frpg.ru

Neverwinter Nights

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Neverwinter Nights » Архив эпизодов » Большой переполох в Невервинтерской тюрьме


Большой переполох в Невервинтерской тюрьме

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://s8.uploads.ru/Aepgm.jpg


Место действия: городская тюрьма Невервинтера
Время действия: разгар зимы, 1372 год
Участники: Шайленн, Бишоп
Описание: Пока Бишоп спокойно сидит в своей камере, Шайленн пытается вытащить из тюрьмы одного из Арфистов, но что-то идет не по плану и заключенные поднимают бунт, пытаясь перехватить контроль над властью. Стаража катастрофически не справляется со своими обязанностями, а в общей суматохе происходит очередное убийство...

+1

2

Броня — а точнее, кожаный нагрудник поверх стёганки, — несмотря на свою лёгкость скрипела и стискивала совершенно беспощадно, не давая нормально дышать. Будь сейчас нормальная зима, с холодами и снегом, этот фактор кое-как нивелировался бы хрустящим морозным воздухом. Однако, это был треклятый Невервинтер, где даже зимой воды не сковывались льдом. А значит, Шайленн вынуждена была потеть в этом треклятом подобии защитной одежды. Хуже ситуацию делало лишь то, что она вынуждена была также носить плащ и капюшон, а также маску на половину лица. Трудновато устраивать спасательные операции в тюрьме города, где тебя чуть ли не каждый стражник знает не просто в лицо, а по голосу. Так что приходилось скрываться, борясь с желанием отплеваться от прилипшей ко рту тряпичной маски.
Шайленн была не одна, хвала богам. Нет, она могла, конечно, обставить всё это иначе: отправиться в тюрьму Невервинтера открыто, заявить нечто наподобие «желаю сыграть несчастным заключённым и скрасить их дни музыкой», очаровать коменданта и половину стражи. Но от одной мысли о том, что на неё липкими мерзкими взглядами будут смотреть не платёжеспособные посетители таверн, а отпетые убийцы, насильники и прочий сброд полукровке становилось откровенно дурно. Потому она сейчас и нюхала собственный пот. Признаться, в доспехах чувствовался он куда более явно, а желание почесаться и поскорее вымыться раздражало женщину не меньше, чем её собственный запах… но даже это, вкупе с запахом ароматических масел, которыми бард привыкла обмазываться чуть ли не каждый день, не могло забить жуткую вонь, стоявшую в тюрьме. От «ароматной» смеси пота, крысятины и отходов жизнедеятельности у полуэльфки рябило в глазах.
— Давайте поскорее с этим разберёмся. Мне уже неделю отмываться. — прошептала Шайленн наёмникам. Те переглянулись, явно не особо беспокоясь о запахе. Что ж, она им как раз заплатила за то, чтобы помогли пробраться, вызволить несчастного товарища-арфиста и потихоньку слинять. А не за то, чтобы разделяли её нелюбовь к местным запахам… к ним уж, наверное, эта парочка была привычна. — Только запомните: никого не убиваем. Стража просто делает свою работу. Если очень надо, можете устроить им дружеский вырубающий удар по затылку.
Лёгкие, как тени, гибкие, как ветви. Они пробирались вглубь невервинтерской тюрьмы, пока что успешно избегая столкновений со слугами закона. Повезло, что Шайленн заранее знала, в каком блоке и в какой камере содержится нужный заключённый, а уж достать план тюрьмы, не находясь при этом в самом здании, оказалось не так сложно. Плюс, опять же, наёмнички путь свой неплохо знали, весьма умело ориентируясь в пространстве. Вот и нужный коридор, где одинокий стражник меряет шаги, скучающе поглядывая в потолок и что-то совершенно невпопад насвистывая себе под нос. Шайленн заметно морщится, буквально чувствуя, как звук режет чувствительные натренированные на музыку уши, а руки так и чешутся взять что-нибудь потяжелее и двинуть этому ироду по голове за подобное издевательство. Но нет, нет, Шайленн, будь хорошей девочкой, ты здесь не за этим. И она подаёт молчаливый знак наёмникам, которые и без всяких знаков прекрасно понимают, что надо делать. И тени услужливо укрывают их ровно до того момента, как стражник делает разворот на каблуках, поворачиваясь к ним спиной.
Уже под звук падающего без сознания тела Шайленн быстро подбегает к нужной камере, вглядываясь в сумрак. Вот он, бедолага, свернулся комочком на соломенной подстилке в углу, обняв ноги и дрожа, как осиновый лист. В другом углу была ещё одна фигура, которая, несмотря на исходивший от каменных стен холод, лежала спокойно вытянувшись, словно бы покоясь в беспечной дрёме. Впрочем, второй гость камеры Шайленн не интересовал — сейчас полукровка не без жалости смотрела именно на пленного Арфиста. Боги, да он же себе застудит в таких условиях всё, что только можно. Неужели невервинтерской страже было совершенно всё равно, что станется с заключёнными в этом треклятом месте?
Женщина потянулась уже было к поясной сумке за отмычками, но один из наёмников весьма услужливо похлопал её по плечу, протягивая «одолженную» у стражника связку ключей. Под маской остроухая слегка улыбнулась — вполне возможно, что процесс таким образом удастся ускорить, попросту подобрав нужный ключ. Впрочем, была вероятность, что его не было.
— Артур. Артиии! — громким шёпотом позвала женщина, пытаясь хоть какую-то реакцию вызвать у несчастного замёрзшего комка, в который превратился заключённый агент Арфистов. — Не спи, замёрзнешь.
Она нервно облизнула губы под маской, чувствуя солоноватый привкус собственного пота. Комок едва заметно пошевелился, как минимум подавая признаки жизни. Полукровка же почти в тот же момент принялась подбирать ключи к замку камеры, один за другим, моля всех богов, что могли её услышать, о помощи. Милость Тиморы не помешала бы, но… богиня удачи зачастую была крайне капризна.
И в тот момент, когда Арфистка всё же открыла дверь камеры, издав при этом тихий и совершенно девчачий писк удовлетворения, где-то в глубине тюрьмы послышался жуткий грохот и громогласные возгласы.
Стоило поспешить.

Отредактировано Шайленн (9 апреля 21:30)

+2

3

День не задался – это тогда, когда вместо жарких объятий какой-нибудь девицы ты вдруг просыпаешься на холодном полу тюремной камеры, а голова все еще гудит так, будто вот-вот взорвется. Что вчера было? Сколько эля он выпил? Да как он вообще тут оказался? Бишоп щурится, словно от яркого света (хотя, в этом темном царстве не проскальзывает ни единого лучика), а затем лениво оглядывается по сторонам, стараясь принять вертикальное положение и худо-бедно подняться на ноги.
Получается с трудом, а память возвращается медленно, рваными клочками. Кажется, он устроил драку в таверне, а эта лживая крашеная Тимора окончательно повернулась к нему своей филейной частью. Плевать. Он помнил, как после сильного удара ногой дверь с невервинтерским оком перестала быть для него какой-либо преградой, как все бутылки полетели на пол с барной стойки. Помнил, как этот идиот Дункан (ну что за дурацкое имя, следопыт специально цедил его сквозь зубы) что-то орал и грозился вызвать стражу, что ж.. вестимо, угрозы не были напрасны.
Знал же, что нужно было еще тогда прирезать этого кретина, или хотя бы с лестницы спустить, выставив все словно несчастный случай.
- Дерьмо, - следопыт сплюнул под ноги, все же встав с третьей попытки, и только после этого заметив трясущегося в углу человека, - смотри штаны не обмочи, приятель, - хмыкнул мужчина, лениво и вальяжно прошествовав к решетке и, хватаясь за нее, попытался высунуться наружу.
Ага, как же. Вот на что он надеялся, что ключи рядом с замком положат да извинения принесут в письменном виде? Держи карман шире, товарищ.
Ладно, оставалось надеяться, что он не помрет здесь от скуки, а собеседник так и будет молчать, иначе ему придется вырезать язык. К счастью, стража была настолько тупоголовой, что не обыскала следопыта как следует, и в голенище его сапога все еще был припрятан кинжал – так, на всякий случай. Вдруг и правда придется кому-то что-то отрезать.
…сколько там времени прошло? Несколько часов, день? Право слово, он даже не считал, растянувшись поудобнее в углу на соломе и лениво размышляя, когда его там освободят и что вообще он нарушил. Единение и умиротворение с самим собой вдруг прервал громкий звук шагов – охохо, прелестное создание, если ты _так_ пытаешься действовать незаметно, то это полное фиаско.
Чутье Бишопа не обмануло, и, под аккомпанемент падающего тела, на горизонте появляется девица, судя по всему (быстрый оценивающий взгляд скользит по фигуре) – эльфийской наружности. Славно. Дело приобретает интересный поворот.
Девица зовет сокамерника по имени, ах во-о-от оно что, подмога подоспела. Отлично, амнистия явилась раньше, чем следовало бы, теперь он уже точно не упустит своего шанса. Все еще притворяясь спящим, Бишоп едва ли не рассмеялся попыткам девицы открыть камеру и подобрать ключ, милочка, серьезно? Ты до _такой_ степени не подкована? И, едва дверь только открывается, следопыт тут же оказывается за ее спиной, действуя мягко и четко, приставляя нож к ее горлу:
- Спасибо, дорогуша, - змеиный, опасный шепот прямо в ее чудесные эльфийские ушки, - дальше мы уж как-то са… Проклятье! – рычит сквозь зубы и дергается, услышав грохот и радостные вопли вдалеке. Эта дура была настолько неосторожной, что перебудила всю стражу?
Нет, стоп. Здесь что-то не то.
- Твою мать, - процедил Бишоп, молниеносно осознавая и оценивая происходящее, а спустя секунду одного из наемников этой дамочки пронзает меч.
Что там говорилось о неудачном начале дня? Забудьте. Вот это будет куда хлеще.
Девицу пришлось откинуть в сторону, пусть спасает кого хочет, а слишком резвому и непрошенному гостю перерезать горло, коршуном кинувшись навстречу. Нет, вы не подумайте, сделал это Бишоп не из человеколюбия и желания помочь, а сугубо ради собственной выгоды, ведь он подметил, что следующей на прицеле атаки была его сиятельная персона.
Кто ж знал, что им окажется местный тюремный авторитет?
- Надеюсь, у тебя есть план, - хмыкнул следопыт, даже не глядя в сторону дамочки, и как-то слишком апатично вытирая кровь о собственную рубашку.
Нет, вы не подумайте, делал это Бишоп не из человеколюбия и желания помочь, а… а ради чего, собственно? Скука? Спортивный интерес, чтобы хватку не терять?
Ладно, это и правда весело. По крайней мере веселей, чем просто сидеть и пялиться в потолок.

+2

4

Обычно, когда чувствуешь у своего горла нож, первым делом начинаешь думать о том, как бы из этой ситуации выкрутиться и что вообще нужно хмырю, который вздумал ржавой железкой угрожать. По-хорошему, Шайленн тоже принялась весьма судорожно об этом размышлять, когда сокамерник Артура решил выразить свою благодарность. Вот только первой мыслью в голове барда было одно:
«Сука, там же лютня под плащом».
Полукровка искренне надеялась, что у наёмников хватит мозгов как минимум попытаться защитить нанимателя — Шайленн заплатила этим двоим лишь аванс, в то время как остальное золото тихо-мирно лежало в тайнике. Но, серьёзно, хоть раз случалось ли так, что план шёл по маслу, а не через жопу? Там, за спиной угрожавшего Арфистке головореза, послышались звуки борьбы. Шайленн, естественно, могла лишь предполагать, что да как случилось — глаз на затылке у неё не было, да и к тому же полуэльфку весьма бесцеремонно швырнули на холодный пол камеры, когда началась заварушка. Кошачьей грацией бард не обладала, но хотя бы удача оказалась на её стороне — приземлилась остроухая на бок, даже на грязную сенную подстилку и избежав близкого знакомства с ведром для справления нужды. Лютня, судя по отсутствию хруста и прочих тревожащих звуков, не пострадала, как и оружие. Чего, наверное, не скажешь о рёбрах Арфистки — синяки точно будут.
Потасовка была достаточно быстрой, чтобы женщина толком ничего сделать не успела. Ну, разве что бросить взгляд на товарища в камере. Артур вроде как начал приходить в себя; по крайней мере, сидячее положение занял и опасливо поглядывал в сторону решётки, за пределами которой теперь валялось два трупа, стоял один охреневший от всей этой ситуации наёмник… и тот самый головорез. Надо было что-то придумать… и быстро, судя по тому, как гул где-то в глубине тюрьмы нарастал, а сидевшие в этом крыле заключённые явно обратили внимание на происходящее прямо у них на глазах.
— Душенька, уж ты частью этого плана точно не являешься, — привычно слащаво проворковала Арфистка, попутно аккуратно поднимаясь на ноги и потирая ушибленный бок, что через стёганку было несколько проблематично, — но на то планы и существуют. Чтобы рушиться.
Шайленн было страшно. Действительно, сука, страшно, потому что даже если она успеет выхватить оружие, даже если она выживет, шансов выбраться без второго наёмника было заметно меньше — Артур явно ослаб, ему придётся помогать идти даже после пары-другой лечебных зелий да заклинаний. А тащить здорового мужика — дело не самое лёгкое, особенно когда ты в руках ничего тяжелее лютни в жизни не держала.
— Босс, он грохнул «Топора», — подал голос оставшийся в живых наёмник, теперь уже держа «душеньку» на прицеле арбалета.
А вот это уже было интересно. Услышав весьма известное в криминальных кругах прозвище, бард за пару шагов оказалась рядом с сотоварищем Артура по камере, чтобы взглянуть на труп и уже подтвердить или опровергнуть слова наймита. К сожалению, опровергнуть не получилось.
Дело определённо принимало самый неприятный оборот из всех возможных. Ладно, второй по неприятности после варианта «изголодавшиеся по женской плоти заключённые пустили бабу по кругу». Посозерцав труп пару секунд, полуэльфка перевела на убийцу «Топора» взгляд, полный весьма искреннего сочувствия и даже аккуратно похлопала того по плечу, благо рост позволял не особо тянуться. Честно, ей реально было жалко этого хмыря. Немного. Как минимум потому что мордашка симпатичная.И потому что Шайленн прекрасно знала, кто такой «Топор», чем он известен и насколько его уважала большая часть асоциальных личностей, прозябавших в тюрьме Невервинтера. Даже желание оказаться на свободе не перебьёт «праведную» вендетту за смерть этого выродка.
— Сладкий, знакомься. Это Гарри «Топор», авторитет в некоторых кругах. Попал в тюрьму за то, что забил человека деревянным членом насмерть. И ты грохнул его на глазах у сей честной толпы, — говоря совершенно будничным и словно бы скучающи тоном, Арфистка ладонью указала на остальных заключённых, что реально в шоке смотрели на разворачивавшуюся перед ними сцену, — которую ты при всём желании перерезать не успеешь. Полагаю, авторитетом более весомым ты не обладаешь, так что выбор у тебя не велик. У меня, в принципе, тоже — меня если не прикончат сразу, то пустят по кругу и прикончат позже, как сообщницу.
Полуэльфка кивнула второму наймиту в сторону камеры, давая понять, что именно ему предстояло помогать несчастному пленнику идти и всячески защищать измученную шкурку Артура. При этом, сама Шайленн не выпускала «товарища» с ножом из периферического зрения.
— Поскольку я совершенно не хочу оказаться в том же положении, что твоя мамаша, возьми нормальное оружие и пошли. Стражу не резать… если только сами не нападут.
Ибо единственная возможность заручиться реально влиятельным союзником сейчас расплывалась кровавым пятном на ткани рубахи, об которую убийца вытирал нож.

Отредактировано Шайленн (11 апреля 13:41)

+2

5

Что там она говорила о планах? Плевать, главное, что это более чем взаимно – Бишоп бы не стал заострять внимание на какой-то то дам девахе, когда его первоочередной задачей являлось спасение собственной задницы из этой дырищи. И все почти получалось, если бы не одно гребаное «но».
Второй наемник этой выскочки взял следопыта на прицел, и Бишоп уже почти разработал в голове молниеносную тактику, как избавиться от этой ошибки природы, но…
Помните, да? То самое гребаное «но».
- Какого еще Топора, - хмыкнул Бишоп, покосившись на труп, но тут же все понял сам. Да уж, необдуманные поступки способны очень здорово похерить нам всю жизнь. Вот так вот, какой-то там зэк, нападающий из-за угла превращается вдруг в известного криминального авторитета и все катится в черную дыру.
- Ах ты ж сука, - рычит следопыт, как только деваха подходит ближе и кивает, мол да, все так и есть, - какого хера он вообще здесь оказался, - вопросы, которым суждено оставаться без ответа. Видимо, так было угодно тем самым сраным богам, в которых так верили люди, сложились звезды или прочие отмазки, на которые все стараются спихнуть любые факты.
- Так, красотка, - вздохнул следопыт, потирая переносицу, - мы выберемся из этого дерьма, но учти, я не привык работать в команде, и… Стоп, да какого хера? – воскликнул Бишоп, указывая на своего бывшего сокамерника, - этого ты тоже с нами потащишь? Мы же сдохнем из-за этой обузы, - он закатил глаза, не переставая удивляться тому, какие же люди порой странные.
Ладно, не совсем люди, но сути это вообще не меняет. Раненых, немощных и умирающих лучше всего оставлять за бортом, а при необходимости просто перешагивать и идти вперед, спасая свой драгоценный зад. Но девка, похоже, решила поступить в точности до наоборот… ладно, плевать. Это уже ее забота. Он не собирается никого выручать и никому помогать.
Тем более что громила с арбалетом сейчас занят другим делом и можно будет слинять при первой же удобной возможности.
Убрав нож на свое место, Бишоп подошел к валявшемуся на полу телу первого наемника и, наступив сапогом топу на спину, вытащил из его груди торчавший там меч. Славно, хоть какое-то полезное оружие, хотя с луком было бы привычнее.
- Возвращаясь к твоему плану, красотка, - следопыт вновь повернулся к полуэльфке, рассматривая ее с головы до ног, - так как я занимаю место твоего дружка, ты мне заплатишь. Иначе даже пальцем не пошевелю и спасу только свой зад, а вам, - он кивнул на полуживого человека, - помощь явно нужна. И второе, у тебя как с ближним боем? Лезешь в гущу событий и тебя прикрывать, или будешь за спиной моей прятаться? Если второе, то плата двойная, - нет, ну а что, он явно не собирался рисковать своей шкурой ради какой-то девахи и кучки придурков. Тем более, когда их всего двое с половиной против хрен-его-знает-какого-количества народа. Ведь против них и заключенные и, вероятнее всего, стража.
Вдалеке что-то снова громыхнуло, запахло дымом. Восхитительно, эти кретины сейчас еще и пожар начнут, да что ж за жопа-то! Выругавшись сквозь зубы, следопыт пригнулся и, под свист и улюлюканье сидящих в камере людей, осторожно выглянул из-за угла.
Полная жопа. Точнее и не скажешь.

+2

6

Постоянное недовольное бормотание этого человека определённо не добавляло ему привлекательности и мысль, что надо бы ему пасть заткнуть носком успела посетить голову полукровки как минимум два раза за последнюю минуту. Особенно когда этот совершенно неблагодарный говнюк принялся качать права и говорить, что «обуза» их всех сгубит.
Нет, по правде говоря, в его словах было зерно истины: тот факт, что Артура большую часть пути придётся тащить, был очевиден, а значит, двигаться вся их группка самоубийц будет куда медленнее, чем хотелось бы, а промедление в конкретно этом случае было смерти подобно.
— Сладкий, сколь бы привлекательна ни была твоя задница, вытаскивать я не её собиралась. Но, поздравляю! Ты сорвал куш в виде бесплатно открытой камеры. — сказав это, Шайленн в очередной раз слегка похлопала неблагодарного бывшего заключённого по плечу, прежде чем тот таки соизволил пойти и взять оружие с трупа. Наконец-то, тишина… ну, более-менее, учитывая всё поднимавшийся в стенах тюрьмы гул, не суливший ничего хорошего. Учитывая наличие трупа Гарри «Топора», сложить составляющие события было не трудно. Похоже, что заключённые решили поднять бунт.
С одной стороны, Шайленн ни в коем случае не осуждала совершенно естественное желание живых существ разгуливать на свободе и не сидеть за решёткой в темнице сырой. Всё же, закон был хорош только в тех случаях, когда не ограничивал свободу. С другой стороны, кроме невинно осуждённых и тех, кто разве что мелкое воровство совершал в тюрьме Невервинтера было достаточно убийц, насильников и боги знает кого ещё, кому не стоило шастать по улицам на свободе. И живыми, демоны их подери.
Полукровка попыталась вспомнить план тюрьмы и примерно прикинуть, что, где и как происходило, когда неблагодарный задал вполне себе закономерный и предсказуемый вопрос — ну, серьёзно, не похож он был на того, кто страдал бы альтруизмом, да и в это мифическое явление Шайленн не верила от слова совсем. Даже добрячки священники, растившие сирот, имели свои планы и явно получали от правящего лорда кое-какие плюшки за своё милосердие. Так уж случилось, что всё в этом мире имело свою цену.
— Душенька моя, делить сарай, пока он горит, крайне неразумно, а тут ещё и неубитый медведь шкурой светит, судя по всему. Если ты своей могучей грудью меня прикроешь, я в долгу не останусь. Но для этого нам надо для начала вылезти, верно? Просто когда ты лезешь кого-то из тюрьмы вытаскивать, деньги ты с собой явно не потащишь.
Полуэльфка буквально почувствовала, как второй наймит взглядом словно бы пытался прожечь в ней дыру — договор-то был таков, что если кто-то из этой парочки помрёт, то второй получит обе доли, а тут намечалась весьма наглая и смертоубийственная конкуренция, готовая всех кинуть к херам собачьим. Не факт, что ему это поможет, учитывая количество заключённых и то, что меркантильная симпатяжка своими действиями фактически нарисовал мишень на себе, но… надежда умирает последней, верно ведь? Но пока что Шайленн была согласна на такие условия, вполне реалистично полагая, что количество наймитов может ещё раз уменьшиться до единицы… возможно, уже после того, как они выберутся из передряги.
В конце-то концов, деньги существовали для того, чтобы их тратить.
Очередной грохот, раскатившийся по тюрьме подобно рыку разъярённого зверя, определённо не предвещал ничего хорошего. Оглянувшись и отметив, что второй наёмник весьма удобно закинул несчастного Артура на плечи, Арфистка аккуратно юркнула к тому углу, из-за которого решил высунуться «свеженанятый» и также аккуратненько высунулась. Благо в полумраке, царившем в местных стенах, капюшон и маска на половину лица определённо способствовали скрытности. А за углом…
«Жопа едина и неделима», — именно с такой мыслью женщина потянулась к родной любимой лютне, удобно висевшей за спиной. Если они хотели иметь хоть какой-то шанс против агрессивной кучки заключённых, весьма шустро набиравшей ход подобно разгонявшейся по дороге двуколке, без чар тут было не обойтись. Конечно, всего дюжина и даже вроде не вооружены, но это поправимо и группку спасителей попросту могли закидать шапками. Зачаровывать этих ублюдков на дружелюбность явно не стоило, но вот внушить страх, заставить подумать дважды, а то и вовсе уйти в другую сторону? Почему бы и нет?
Шайленн молчала ровно до того момента, пока заключённые по коридору не подошли несколько ближе. Чтобы слышали как можно чище…
Звук лютни, по чьим струнам полуэльфка ударила достаточно сильно на сей раз, был совершенно чужим в этих холодных тёмных залах. Как и мощный женский голос, нарочито звучавший грубее, чем обычно — песенка-то была тоже не из ласковых. Зато между строк, излагавших угрозу, бард вплетала свою душу. Свою магию, что должна была заставить тех, кому духу не хватит, бежать прочь:
— Муди дракона засияли
Как в пещеру я вошёл!
Его яйца покромсал я
Своим пламенным мечом!
Да, я выебал дракона,
Ебануться в ебалу!
И если доебётесь вы,
То вас я уебу!

+1

7

Перед какими такими человеческими (да и не только) божками провинился следопыт, что мироздание подкинуло ему в компанию… Барда? Издав протяжный стон, Бишоп закатил глаза, вполне себе наглядно показывая свое отношение к распеванию песен, но, от девчонки была польза – видимо, полуэльфка кастанула какое-то забористое заклинание устрашения, потому что народ вдруг побросал свое оружие и бросился врассыпную. Следопыт удовлетворенно хмыкнул, все еще жалея, что с ним не было любимого лука, ведь, хоть сталь меча и менее сговорчива да более принципиальна, из лука он стрелял мастерски.
Хотя нет, оружия у этих ребяток и не было. Кто-то просто нес кочергу, кто-то – выломанный из решетки прут, которым тоже так нехило можно отделать.
- А ты молодец, - бросил он девахе, поднимаясь на ноги и, сощурившись, смотря вслед удравшим героям вчерашнего дня, - шансы на спасение увеличиваются, готовь свое золотишко, красотка, - усмехнулся Бишоп, наскоро оценивая ситуацию.
Что ж.
Спрашивать, есть ли у дамочки план этого уровня тюрьмы Бишоп не стал, он и сам прекрасно запомнил дорогу. Несколько коридоров, пара постов охраны, лестница и долгожданная свобода, все могут разойтись и жить счастливо, пока не…
- Эй, народ, эти дебилы грохнули Топора! – раздалось где-то за их спинами и следопыт страдальчески закатил глаза. Кажется, ребятишки в соседней камере не обрадовались факту, что их не взяли с собой, и решили пойти на мелочную месть. Красота.
- Ой, да завали ты, - рявкнул в ответ Бишоп, поднимая с пола кусок арматуры и метко кидая вопящему прямо в сонную артерию. Так-то лучше, сложно ведь орать, захлебываясь собственной кровью.
Но его, кажется, услышали.
- Милашка, я рекомендую тебе сбацать еще что-нибудь, да помощнее. С минуты на минуту здесь будет очень жарко, - сквозь зубы процедил следопыт, прислушиваясь к гулу, который… Стих. И тут же превратился в топот ног, и спасало их лишь то, что остальные заключенные ориентировались в пространстве куда хуже следопыта.
- Нам пиздец как нужен хороший план, - резюмировал Бишоп, тут же хватая полуэльфку за руку и резко утягивая ее вперед, - за этим углом тупик, там пост стражи. Судя по отсутствию какой-то реакции, стражу эту благополучно грохнули, но мы можем спрятаться и выиграть время, а, если повезет, то и оружие там найти. Твоя балалайка, конечно, дело хорошее, но в ближнем бою она вряд ли поможет, - что ж, следопыт оказался прав, и вместо стражи на посту их встретили два еще не остывших трупа. Просто восхитительно.
Быстро обшарив их карманы, следопыт выудил несколько связок ключей, монеты и пару каких-то свитков, которые тут же кинул своей спутнице, мол, проверь, окажется ли это нам полезным. Нет, читать он и сам умел, но привык, что на подобной херне записывают обычно какие-то заклинания или прочую магическую лабуду, на которую у Бишопа была острая аллергия. А девахе может и пригодиться такой вот аттракцион невиданной щедрости.
Пара кинжалов, меч покрепче, несколько зелий, на вид похожие на исцеляющие – неплохой улов. Интересно, те, кто выпилил этот пост были насколько ленивы, что не потрудились даже обыскать стражников? Или их ждало что-то поважнее?
- Карта, - он кинул полуэльфке названный предмет, - мне она ни к чему, но тебе может пригодиться, - а когда она развернула бумагу, тут же ткнул пальцем, - мы вот тут. Кратчайший путь таков, - он провел рваную линию, - если повезет, пройдем очень быстро, но вот с этим вот, - он кивнул на третьего полумертвого участника их «экспедиции», - надо определенно что-то делать. Может, потом вернешься? – усмехнулся следопыт.
Ага, как же, милый, скорее эта воинственная дамочка тебя тут запрет.

+1

8

Несмотря на то, что мгновение тому назад полукровка прекрасно слышала полный неодобрения стон со стороны неблагодарного теперь уже наймита номер два, похвала, да и наглядная эффективность сотворённого через песнь заклинания определённо потешили эго менестреля. С довольной улыбкой, которую никто не мог видеть сквозь тканевую полумаску, Шайленн аккуратно закинула лютню на плечо, чуть ли не мурлыча себе под нос какую-то ненавязчивую мелодию, при этом слегка пританцовывая, что больше выражалось в лёгком покачивании бёдер.
— … у-руру-руру… давно не использовала нечто подобное…
Правда, радость этого события определённо улетучилась, когда полуэльфка стала свидетелем весьма… жуткой картины, по её собственным меркам. Наблюдать за чьей-либо смертью вообще не особо приятно — по этой причине Шайленн предпочитала всё же действовать чужими руками, а то и вовсе обходиться без насилия. Уже готовый труп, который не шевелится, не дёргается и только кровь на пол изливает был не так страшен, как живое существо, в чьём теле ещё теплилась жизнь, за которую так отчаянно хочется цепляться. И когда металлический штырь необычайно метко попал кричавшему заключённому прямиком в горло, Арфистка невольно вздрогнула, при этом, как ни странно, не находя сил отвернуться или даже попросту закрыть глаза. Она смотрела, не моргая, не двигаясь с места; чувствуя, как мурашки пробирались от самых пяток до затылка, заставляя волосы встать дыбом. Боги, но это было страшно… потому что хватило только одной мысли о том, как такая вот металлическая дрянь дырявит её собственное горло, чтобы страх засел уже в голове полукровки, а не заключённых.
Она так и стояла бы на одном месте, широко распахнутыми глазами взирая на ещё живое тело, когда мужчина, опять же, совершенно не церемонясь ухватил её за руку и дёрнул за собой. От неожиданности (ибо серьёзно, когда мысли о хрупкости жизни резко накрывают с головой, такого подвоха не ожидаешь) женщина в очередной раз громко охнула, моментально приходя в себя банально от боли в запястье, за которое её потянули. Кажется, этот человек что-то от неё хотел. Этот человек… проклятье, надо было бы хотя бы имя у него спросить, приличия ради. Пускай этот неизвестный был весьма груб и не воспитан, какое-то время им точно предстояло держаться рядом, а обращение «эй-ты-как-тебя-там», «сладкий» и «красавчик» для Шайленн было применимо практически ко всем вокруг. Слишком уж неопределённо.
Между тем, они наткнулись на очередную порцию трупов — на сей раз, именно что трупов, хотя некоторой неприятности мыслям это добавило — и свежеосвобождённый принялся усердно обшаривать несчастных стражников, в процессе швырнув остроухой пару свитков. На удивление, их словить всё же получилось. Не теряя времени, Арфистка поспешила раскрыть скрученный пергамент и взору её открылись магические формулы. Весьма простые и бард способна была их прочитать при необходимости — всегда полезно поджарить чужой зад, особенно когда тебе противостоит толпа разъярённых бывших заключённых. Да только насилие… помнится, как-то раз Шай чуть не вывернуло от одного запаха палёной плоти. А уж что тут случится-то…
В отличие от свитков, карту женщина поймала не сию секунду — пару раз пришлось немного пожонглировать кусочком пергамента, стараясь не издавать при этом дурацких звуков паники. Ругнувшись разок-другой, она всё же сумела совладать с непослушным предметом и раскрыть его. Беглого взгляда на карту было достаточно, чтобы как минимум душу успокоить — тот план, что был у них изначально, вроде как совпадал с тем, что менестрель видела сейчас.
И, к сожалению, внезапный спутник был прав: Артур их изрядно замедлял. Но, при всём желании, Шайленн не могла оставить его здесь — если не холод его доконает, то это будет вероятно унявшая бунт стража или же освободившиеся заключённые, среди которых было достаточно ублюдков, готовых и просто так зарезать человека.
— Не могу, милый. — полукровка отрицательно мотнула головой. — Не вытащу — и не заплатят уже мне, а потом и вовсе три шкуры спустят. А мне моя шкура дорога — не зря же я масла в неё втираю.
Полуэльфка нервно потёрла запотевший подбородок, по итогу касаясь лишь пропитанной влагой ткани и от этого ненавидя свою маскировку лишь больше — слишком уж хотелось плеваться, сорвать ткань к демонам и идти дальше так, как есть. Свободно дыша и не волнуясь о том, что мерзкий пот по шее скатывается. Нет, не об этом надо было думать! Целебные заклинания Арфистка уже даже не рассматривала.
— Я могу укрыть нас всех, сделать невидимыми на некоторое время… но придётся держаться максимально близко, и долго поддерживать чары я не смогу. Вогнать всех этих олухов в смятение мне будет легче… — Шайленн умолкла на пару мгновений, в уме пытаясь подобрать хотя бы что-то подходящее для столь неприятной ситуации. — Или я просто могу на них наорать. Но это на крайний случай.

+2


Вы здесь » Neverwinter Nights » Архив эпизодов » Большой переполох в Невервинтерской тюрьме


Ролевые форумы RoleBB © 2016-2019. Создать форум бесплатно