FAQ
    Нужны в СюжетИщут игроки


Neverwinter Nights

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Neverwinter Nights » Архив эпизодов » Ночь грез


Ночь грез

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

[nick]Сказатель[/nick][status]Гейм-Мастер[/status][icon]http://nwn.rolebb.su/img/avatars/001a/05/79/5-1553156205.jpg[/icon]

http://s5.uploads.ru/efo9i.jpg

Место действия: Недалеко от Гор Мечей
Время действия: 1370 г. ЛД Месяц Умирание
Участники: жрицы Феба, паладин Касавир, волшебница-дроу Натирра.
Описание: Несколько сотен лет назад юная волшебница Солана обнаружила старую рукопись в библиотеке своего учителя, чье имя стерлось в веках. Забыв, что с магическими рукописями надо поступать осторожно, она произнесла заклинание вслух. К сожалению, заклинание не требовало жестов, и тотчас сработало, окружив башню густым туманом, а всех ее обитателей погрузил в крепкий сон. Более того, со временем заклинание не только не растеряло силу, но захватило под свое воздействие соседние деревни. Большинство жителей уснули крепким сном, а те, кто сопротивлялся магии дольше, потеряли большую часть своих жизненных сил и превратились в тени тех, кем они были. Множество героев бывало в тех землях, но никто еще не смог пробудить башню ото сна.
[indent] Эту историю рассказывал старый бард в таверне. Многие его слушатели лишь высмеивали старика, но он продолжал доказывать свою правоту. Он даже заинтересовал группу молодых людей, которые решили проверить рассказ старика и отправиться в те края, где, по его рассказу, находится башня. Лишь один из них вернулся – девушка по имени Аройа, но она была словно в бреду. Едва она ступила ногой на землю города, как упала и забылась крепким сном.
[indent] Ее отец отказался одним из состоятельных людей Невервинтера, и был готов щедро одарить того, кто найдет лекарство от ее недуга. Один из городских магов Удин исследовав природу этого сна, пришел к выводу, что это действие очень мощного заклинания, которое тем сильнее, чем больше жертв поразило. Однако Удин сумел составить заклинание, которое должно обеспечить защиту путников от действия сна.

+1

2

[nick]Сказатель[/nick][status]Гейм-Мастер[/status][icon]http://nwn.rolebb.su/img/avatars/001a/05/79/5-1553156205.jpg[/icon]

[indent] В один из серых вечеров, которые для месяца со столько говорящим названием были обыденностью, известный в Невервинтере волшебник Удин склонился над кипами бумаг, разбросанных на столе. Будучи уже в почтительном возрасте, тем не менее не утративший ясность ума, он с юной живостью рассуждал о природе магии и возможностях заклинаний. Случай произошедший с группой молодых людей, которые по своей глупости стали жертвами неизвестного заклинания, заинтересовал старого волшебника. Никогда прежде он не слышал о таком волшебстве. Но как бы Удин не желал узнать природу столь мощного заклинания, он понимал, что лучше было бы не тревожить древние чары. Поэтому, когда в его дом пришли четыре фигуры, сказав, что они готовы отправиться в загадочный город, он отнесся к этой затее неодобрительно. Но убитый горем отец, был непреклонен, и старому волшебнику пришлось согласиться.
[indent] - Вы должны понимать, насколько опасно это путешествие. – обратился он к добровольцам. -  Я думаю это не просто мощное заклинание, эти чары как будто питаются новыми жертвами, и чем больше существ удалось погрузить в сон, тем сильнее они становятся. Поэтому, я был против того чтобы посылать в те места кого-либо. В случае неудачи вы только усугубите ситуацию. 
[indent] Немного помолчав, погрузившись в свои мысли, он стал перебирать свитки лежащие перед ним. И будто бы на что-то решившись, волшебник выбрал среди них несколько свертков.
[indent] - Мне удалось написать заклинание которое на время сможет оградить вас от действия магического сна. – Он протянул гостям четыре пергамента. - По моим предположениям, оно будет действовать не менее десяти часов. Но я не успел его проверить, поэтому постарайтесь уйти с тех мест как можно быстрее. Читать заклинание следует, как только подойдете к туману, скорее всего именно он воздействует на разум. Вам надо отыскать в башне книгу, или свиток где записано это заклинание, и узнать, как его обратить. - обведя взглядом довольно пеструю компанию он добавил. - Могу дать последний совет. Не старайтесь искать башню вслепую, ищите любые подсказки которые приведут вас к ней. И не верьте своим глазам. Кто знает на какие чары еще способна эта магия.
[indent] Покинув дом старого волшебника, группа путешественников вернулась в дом Гуруна - отца бедной девушке, где каждого ожидала ездовая лошадь и сумка с самым необходимым для долгой дороги.

+2

3

[icon]http://s7.uploads.ru/oROt6.jpg[/icon]

Слушая мага, дроу то и дело скептически поджимала губы, делая пометки где-то у себя в сознании, а затем качала головой, будто бы уже сожалея, что ввязалась в данную авантюру. Что ж, ввязалась она не просто так, не из какого-то человеколюбия или желания помочь – отец пострадавшей настолько отчаялся, что сам решил обратиться к волшебнице, даже закрывая глаза на тот факт, что девушка была дроу. Натирру крайне беспокоили все предрассудки о своей расе, ведь она не так давно вышла на поверхность и толком не успела понять, что тут да как, и вдруг каждый второй провожает ее взглядом, полным ненависти, пытается кинуть вслед колкие слова, поставить подножку или просто любым способом задеть. Дроу не любили, это факт, но…
Все-таки, собрались здесь они явно не за этим.
Стоя в надвинутом на глаза капюшоне, Натирра украдкой разглядывала остальных присутствующих, задаваясь вопросом, зачем они это делают. Ладно она, у нее свои цели и ей хотя бы заплатят двойную сумму, а другие? Похожи на воинов, интересно, решили лишний раз себя испытать или просто сработала тяга к приключениям?
Дроу еще раз хмыкнула и просто пожала плечами – люди, что с них взять. Поступки их объяснить крайне сложно, да и зачем? Наверняка они, как и все остальные, будут старательно делать вид, что ее рядом нет, либо слишком показушно «не доверять», ведь ну что вы, дроу ведь, обманет, убьет, нож в спину всадит, даже глазом не моргнув.
- Хорошее заклинание, - подала голос Натирра, разворачивая пергамент и пробежав глазами по строчкам, - я помогу с ним, если потребуется, - эти слова она уже через плечо бросила своим сопартийцам поневоле. Не каждый человек нынче знаком с магией и они окажутся полными идиотами, если откажутся от помощи волшебницы.
Поблагодарив Удина за помощь и первой выйдя из его дома, Натирра поправила дорожный плащ, кутаясь в него и словно растворяясь в вечерних сумерках. Она хотела бы сразу же отправиться в путь, но, кто знает, что думают об этом другие, вдруг им захочется отдыха или приспичит еще раз послушать какие-нибудь жутко умные наставления?
Почти следом за ней вышел полуэльф и Натирра коротко ему кивнула, приветствуя. Он казался относительно дружелюбным, и, справедливо решив, что в таком деле лучше работать в команде, дроу тихонько кашлянула.
- Привет, - начала она, подходя ближе, но все еще не откидывая капюшона, - меня зовут Натирра, буду сопровождать вас в этой… авантюре, - она усмехнулась, стараясь даже дружелюбно улыбнуться, - а ты какими судьбами в этом участвуешь?
Мало ли, вдруг он поведает сейчас какую-нибудь потрясающую историю, он которой тут же захватит дух и еще больше захочется приключений?
Натирра остановилась напротив, склонив голову набок и с любопытством рассматривая полуэльфа. В ее глазах горел огонечек азарта, из-под капюшона выбивались белоснежные волосы, а плащ был плотно запахнут, скрывая очертания невысокой фигуры. Пыль на дорожных сапогах выдавала странницу, а степень изношенности одежды – странницу, далекую от дома.
Однако приключения ведь и правда никто не отменял!

Отредактировано Натирра (22 апреля 03:03)

+5

4

В ответ на наставления и предоставленную магом помощь Салмар лишь благодарно поклонился, и не тратя время хозяина дома понапрасну вышел на улицу. Ничего иного он предложить не мог, да и не требовал тот ответной услуги, что порадовало монаха. Возможно однажды прочие люди тоже начнут помогать друг другу на за звонкую монету, а потому что могут. Возможно. Ему хотелось в это верить.
- Салмар моё имя, - чуть склонив голову ответил он Натирре.
Несмотря на полвека, которые он провёл в служении Илматеру, Салмар не смел сказать, что понимает логику и мотивацию богов. Он понимал, что не его земному разуму пытаться постичь все замыслы и планы, которые вынашивают божества любого уровня. Однако в одной вещи он убедился достаточно давно, и каждый новый день лишь укреплял его веру в это знание: у богов крайне своеобразное чувство юмора. И группа, которая собралась сейчас у Удина, могла быть тому ярким примером.
Жрица Латандера? Ему было трудно представить более подходящего участника похода. Кому, как не служителю Владыки Зари отправляться в заполненные спящими людьми земли.
Паладин Тира? Если верить рассказам в окружных тавернах, то мирным это путешествие не будет, и очень мудро будет иметь на своей стороне того, кому на судьбе писано сражаться со злом.
Сам он, монах Илматера? Покинув родной монастырь и посвятив свою жизнь служению Плачущему Богу, он не мог пройти мимо того, кто просит о помощи, само служение обязывало его помочь, а покровитель даровал для того дополнительные силы.
Эта троица служителей добрых богов, как ему казалось, была идеальной для борьбы с тьмой, что медленно, но неуклонно поглощала эти земли. Но жительница Подземья? Волшебница дроу? Нет, Салмар не страдал предрассудками, которые выпячивали на всеобщее обозрение жители Фаэруна, и для него все разумные существа были одинаково близки, пока сам не воспротивятся этому. Дроу, орки, тролли, гоблины, огры и прочая, прочая - не счесть в этом мире существ, которые веками зарабатывали себе дурную славу. Но разве мало ходящих по поверхности дроу-отступников? Разве не усмиряют свою воинственность иные племена орков? Разве не страдают от боли гоблины, и не видел он корчившихся в муках троллей? Салмар, возможно, брал на себя слишком много, но он считал, что каждое существо достойно милосердия, и сам Илматер завещал бороться с несправедливостью, посему, не смел он предосудительно относится к тем, кто ничем свою враждебность не проявлял. Однако ничем иным, кроме непонятной коллективной шутки небожителей, он не мог объяснить компанию, в которой ему предстояло отправиться в этот путь.
- Илматеру тягостнее всего от боли, причиняемой детям, и не мог он обойти стороной горюющего по проклятому ребёнку отца, - Салмар чуть поморщился от мысли, что спящая девушка могла быть в сознании, запертая в собственном теле, как то порой бывает с волшебным сном. - И раз Илматер посчитал, что моя помощь тут предпочтительнее прочих моих братьев по вере, то и привёл Он сюда именно мои стопы.
Чтобы немного разрядить обстановку, которую, по его опыту, порой могут напрягать богословские темы, он демонстративно опустил взгляд, и поиграл пальцами описанных босых стоп. Несмотря на то, что сферами Илматера, помимо прочих, были страдание и мука, Салмар не видел беды в шутке, которая порой не хуже лекаря и молитвы могла унять чужую боль и горе. Не все служители Илматера разделяли его точку зрения, но годы странствий убедили монаха в том, что даже Плачущий Бог не будет против доброй шутки.
- Я же лишь по мере своих скромных сил служу своему богу, не более того, - с улыбкой добавил он, оглядывая остальных своих спутников. - Однако я предлагаю продолжить наш разговор уже в пути, потому как Гурун и все спящие и без того слишком долго ждут помощи.

+4

5

[nick]Феба[/nick][status]Во Свете спасение найдешь[/status][icon]http://sd.uploads.ru/6CE1x.jpg[/icon]
Прошла уже пара месяцев с тех пор, как жрица покинула горный храм Повелителя Утра. Долгая дорога выматывала: белый плащ покрылся пылью, сверкающие доспехи поблекли, одежда впитала запах конского пота, только золотые глаза горели решительным пламенем. Опираясь на священный посох Латандера, юная Феба нетерпеливо перетаптывалась на месте, от чего золотые символы на навершии весело позвякивали. Совершенно неуместно.

Стыдно признаться, но священница была очень рада приключению. Всамделешному подвигу, про который бы рассказывали менестрели, настоящему свершению, достойному дяди Гаррета. Много недель она искала свое первое спасение невинных: раненых рыцарей на дороге, терроризируемых чудищами крестьян, одолеваемые нежитью деревушки, проклятые погосты, однако путь Фебы лежал через пасторальные пейзажи, куда давно не наведывались монстры. Но стоило добраться предместий Невервинтера, как до нее дошел слух про отчаявшегося отца, околдованную девушку и проклятую башню, окутанную зловещим явно колдовским туманом. Потому сейчас девушка была полна вопиющего совершенно неприличного воодушевления, которое вспыхивает в душах идеалистов, наслушавшихся героических баллад менестрелей, только еще не успели ощутить подлинной опасности.

Дряхлый волшебник рассказывал долго, постоянно переходя на пространные рассуждения, при этом Удин не забывал шумно рыться в своем волшебном барахле, среди книг и реагентов, из которых в конце концов картинно извлек четыре потрепанных свитка заклинаний. Фебе, наблюдавшей за этой сценой, даже показалось, что вся возня была только эффекта ради, однако, движимая синдромом отличницы, жрица взяла экземпляр и внимательно прочла.

Нельзя было сказать, что компания попалась неподходящая.

Высокий паладин Тира возвышался над жрицей на добрую голову, выглядел непоколебимым, словно монумент. Он с бесстрастным каменным лицом взирал на мага, веско кивая головой. Подле такого компаньона точно почувствуешь себя за каменной стеной.

Босоногий монах Илматера стоял чуть в стороне, навострив свои острые уши. Он был красив, чем явно был обязан эльфийской крови, на него священница против воли засмотрелась. Впрочем, быстро опомнившись, она вновь перевела золотистые глаза на старика, завершавшего свой инструктаж.

Только одна личность вызывала опасения. Темная эльфийка стояла ближе всех к волшебнику, внимательно слушала, долго разглядывая выданный свиток. Феба косилась на нее с опаской, все инстинкты говорили, что темные эльфы — враги. Другие компаньоны были спокойны, потому жрица только сильнее стиснула посох, от чего священные символы снова брякнули.

Когда все вышли, Феба держалась позади, продолжая цепляться за посох обеими руками, будто надеясь за ним спрятаться. Она смущалась. Это было ее самое первое приключение, потому не хотелось показаться неопытной и беспомощной. Разговор издалека воспринимался, как белый шум. Потому только когда в воздухе прозвенели имена, жрица кротко пискнула:

— Феба!

Вышло громче и нервнее, чем священница рассчитывала, потому, когда на нее обернулись, она густо покраснела и попыталась спрятать взгляд.

Отредактировано Элле (16 апреля 23:36)

+4

6

Мало кто в квартале Черного Озера не слышал о том, что случилось с дочерью достопочтенного Гуруна. Об этом судачили везде - в трактирах, торговых кварталах, дворцовых коридорах.
Об этой трагедии знали все.
Знал и Касавир.
Он знал Гуруна, - поверхностно, встречались при дворе лорда Нашера пару-тройку раз. Знал и Аройю - веселая девица, мечтающая о приключениях и страдающая от того, что отец таскает ее с собой на высокие приемы, которые ей не интересны.
Однако, не смотря на это, Касавир был первым откликнувшимся на зов о помощи. Причин тому было несколько, Он, как и многие другие, слышал байки о волшебнице Солане, что спит магическим сном в старой башне, но рассказы эти считал сказками. Теперь же сказка оказалась явью, и грозила обернуться катастрофой. Сколько людей поглотило это заклинание? Сколько еще поглотит городов и деревень, если его не остановить? Несомненно, Гуруна интересовала в первую очередь только его собственная дочь, но сам Касавир смотрел на вещи куда шире. Это необходимо было остановить, пока жертв не стало больше.
Инструктаж Удина он слушал молча, со всем вниманием. Старику не нравилась эта затея, он считал ее самоубийственной, но в помощи не отказал. Доказывать свою правоту ему никто не собирался, но оно и к лучшему. Паладин так же молча принял из его рук свиток с чарами, которые должны были отгородить их от волшебного сна. Остальные свитки разошлись по рукам его команды. Надо сказать, компанию Гурун собрал не самую разнообразную, разве что волшебница-дроу выделялась на общем фоне. Касавир не знал, каков ее интерес в этом деле. Но соваться, по сути, в волшебную ловушку без сведущего чародея было самоубийственной затеей, кроме того, она сама предложила свою помощь.
Порой поступки описывают человека - или не человека - лучше слов. За поступки же свои они по итогу и получают воздаяние.
Весь путь до дома Гуруна Касавир провел в полном молчании, слушая краем уха, как переговариваются за спиной его товарищи, представляясь друг другу, но сам в диалог не вступал. Успеется. Пока что его думы занимали вещи куда более насущные.
Отец зачарованной девушки должен был проводить их лично. Лошадей он обещал им выдать самых выносливых и крепких, каждая была нагружена самым основным: набор лечебных припарок и бинтов, провиант, запас воды, трутница, спальник - все же путь был не близкий. Большую часть из этого придется или бросить, или тащить на себе. Если сон поглощает все живое, то, подобравшись к туману максимально близко, лошадей придется оставить - отдельных свитков с контр-заклятьем им не полагалось. Времени было в обрез, уложиться в десяток часов и добраться при этом до эпицентра магической ловушки задача не простая.
Лишь когда жрица немного нервно и не слишком тихо представилась, Касавир на время отставил невеселые размышления в сторону. Проблемы, если они возникнут, все равно придется решать по мере поступления - пока же только и оставалось, что постоянно быть начеку.
- Касавир, - обернувшись, кротко представился он и, не тратя больше времени даром, прибавил шагу.
Украшенные резьбой ворота дома Гуруна были уже совсем близко.

Отредактировано Касавир (17 апреля 00:08)

+4

7

[nick]Сказатель[/nick][status]Гейм-Мастер[/status][icon]http://nwn.rolebb.su/img/avatars/001a/05/79/5-1553156205.jpg[/icon]

   Самый короткий путь из города, до гор Мечей шел через Лес Невервинтер. Он же был и самым сложным. Опасаясь заблудиться среди древних руин которыми полон великий лес, и согласившись что погодные условия были не самыми подходящими для путешествия через лес на лошадях, было решено идти по торговому маршруту который шел вдоль берега и соединял Невервинтер и Уотердип.
   И хотя, дорога была довольно спокойной, погода сделала ее не самой легкой. Копыта лошадей чавкали, то и дело погружаясь в грязную жижу. Редкий снег оседал на плащах и волосах путешественников. Несколько дней пути, и впереди стали виднеться вершины гор.
   Лошади шли ходко, и вскоре на фоне гор, у самого их подножья показался небольшой городок, обнесенный бревенчатым частоколом. Здесь, в небольшом шахтерском городке Лейлоне, путешественники остались на ночь, чтобы набраться сил перед походом в самое сердце тумана. Дальше на восток дороги не было, поэтому группе добровольцев пришлось оставить своих лошадей, и часть вещей в городе, под присмотром местного жителя.

***
  На утро, отряд в составе дроу-волшебницы, паладина, жрицы и монаха, отправился в путь. Расспросив нескольких постояльцев таверны, они узнали, что путь их должен идти вдоль гор, и не на шаг не уходить от них. Иначе есть шанс заблудиться среди непроглядного тумана. 
  Несколько часов путники шли, напряженно всматриваясь вперед. Тучи мчались низко, клочья тумана плыли над дорогой, а значит цель была уже близка. Наконец впереди показался ориентир, который установили местные жители обозначая безопасную зону, дальше которой никто не заходил. Здесь же было решено прочесть заклинания.

***
  Заканчивался первый час действия заклинания. Серый день и небо, цвета дыма осеннего костра, слились воедино, превратив мир в клубящийся туман, марево, в котором не разглядеть ни окружающих очертаний, ни лиц движущийся рядом людей. Сложно было понять, вошли ли они на территорию окраины города, или же все еще брели по дороге к ней. И когда уже путников начали одолевать сомнения, туман начал понемногу рассеиваться. Впереди виднелись первые дома.

+2

8

[icon]http://s7.uploads.ru/oROt6.jpg[/icon]

Никогда не начинайте злиться или недовольничать раньше времени, ибо добром это уж точно не кончится. Лучше всего закрыть глаза, глубоко вдохнуть, мысленно посчитать до десяти или даже пятнадцати, а затем взглянуть на мир иным, изменившимся взором. И быть может, изменив чуточку свое отношение, вы измените и его недостатки. Чуточку. Самую-самую малость.
Огромное количество народа всегда давит на голову, а стремительный калейдоскоп безумных событий вполне себе способен свести тебя с ума, ведь только посмотрите на это изобилие красок – просто неисчисляемое количество новых персонажей, имена которых маленькими фейерверками взрываются в голове, но, все же, остаются при памяти.
Мысли крутились по заданному кругу с того самого момента, как был перешагнут первый порог этого… приключения. Задача уже начала казаться волшебнице обременительной, ведь Натирра не привыкла тратить огромное количество времени просто так. Равно как и не привыкла работать в команде, считая, что остальные участники лишь замедляют и даже порой мешают. Но ладно, не стоит быть столь резкой, ведь никогда не знаешь, кто из окружающих тебя личностей может оказаться действительно полезным.
За все время пути Натирра перекинулась парой-тройкой фраз лишь с монахом Салмаром, который показался ей настроенным наименее негативно к ее собственной персоне. Что ж, это поверхность, само собой, жизнь здесь устроена совершенно не так, как в Андердарке. Здесь нет Красных сестер, здесь нет Вальшаресс и давящего режима диктатуры, здесь даже есть какя-то иллюзия свободы, предоставление выбора. Она вполне могла сейчас развернуть лошадь и умчаться прочь, разумеется, оставив себе заплаченные за задание деньги, но, почему-то, не стала этого делать. Даже снова предложила свою помощь в чтении заклинания, пусть даже и очень неохотно.
Путь шел вдоль гор, которые все, почему-то, ненавидели. Ответ кроется в простой боязни, ведь когда мы испытываем страх, непонимание или неприязнь – мы так благополучно отвергаем все то, что непостижимо для разума, мы не хотим создавать проблемы, которых и так предостаточно. Что ж, некоторые любят игнорировать проблемы, а опасности и вовсе обходить стороной, и винить их абсолютно не за что. Будь Натирра человеком, наверняка бы столь опасное место она обходила стороной, даже сейчас ей было немного… Не по себе. Она дернула плечами и поежилась, снова желая раствориться в этом плотном тумане, напоминающим наступающие сумерки. Темная эльфийка не боялась «неведомой хвори», поразившей всех, ведь как представительница расы дроу, она имела прекрасный иммунитет ко всем заклинаниям и эффектам усыпления, а вот остальные могли стать помехой.
Быстро оглянуться и оценить ситуацию не получилось, туман обступил путников настолько плотно, что других попросту не было видно, не помогло даже инфразрение. Пришлось тормозить и прислушиваться, не потерялся ли кто по дороге, и едва было Натирра открыла рот, дабы выразить негодование по этому поводу, туман вдруг начал рассеиваться, столь неожиданно, как и появился.
Редкие дома, пустынные улицы, общая атмосфера захолустного запустения – ну прям красота. Дроу остановилась, крайне напряженно прислушиваясь и щурясь, тем самым отставая от всех остальных.
Тихо.
Здесь было тихо, и тишина та какая-то уж ужасающая. Искусственная. Словно ненастоящая: ни пения птиц, ни шуршания мышей в подвалах, ничего, абсолютно. Тишина давила на барабанные перепонки, тишина была ощутима и тишина заставляла думать о многочисленных ловушках.
Что-то здесь не так.

Отредактировано Натирра (22 апреля 03:03)

+4

9

Было то следствием тренировок, или же само заклинание было составлено с высоким умением, но после прочтения свитка никакой разницы в себе Салмар не заметил. Надеясь, что прочитал всё верно, и что заклинание действует, он шагнул через условную границу зоны колдовского сна, и направился со своими спутниками на спящие территории.
Чем глубже входили они эти земли, тем мрачнее становилось окружение. Даже до пограничья чувствовалось, что природа ведёт себя иначе, но когда безопасные земли остались позади, это стало совсем явным. Дело было даже не в тумане, который начинал укутывать окрестности, и разрастался явно оттуда, куда они шли. По его опыту, мрачный туман, глушащий видимость и красочность окружающего мира, был едва ли не обязательным пунктом в половине его приключений за последние годы. Однако сейчас дело было не только в тумане, который грозился скрыть от путников не только округу, но и друг друга.
Тишина. Неестественная тишина окружала их, и давила на сознание едва ли не сильнее всё сгущающегося марева. Ни единой птичьей трели с деревьев, ни комариного писка над ухом, ни даже болезненного вскрика подстреленного лося вдали. Даже ветер будто огибал эти земли. Всё, что слышал Салмар, исходило от их четвёрки, и даже эти звуки и голоса будто заглушались туманом.
- Друзья, - обратился он к спутникам, когда туман стал совсем уж непроглядным. - Коли так пойдёт и дальше, нам придётся держаться за верёвочку, дабы не потерять друг друга.
Однако, хоть самому ему эта шутка и начинала казаться вполне вероятным исходом, вскоре туман начал рассеиваться. Он всё ещё не позволял увидеть небо над головами и горы на горизонте, но спутники уже не терялись в нём, а впереди даже начали появляться смутные очертания того, что на проверку оказалось ближайшими к окраине города домами.
Облегчённо выдохнув, Салмар направил взгляд вверх, безмолвно поблагодарив Илматера. Хоть сам он и не мог видеть неба, но его покровитель наверняка увидел бы монаха, будь у него время взглянуть на него. Однако как его взгляд поднялся, так он сразу же и опустился - вряд ли Илматер обрадуется, если ради мимолётной благодарности его служитель подвергнет людей рядом опасности. Потому, решив боле сегодня не беспокоить божество по пустякам, Салмар приступил к изучению всё более явно видимой местности.
- Видимо, - произнёс он, внимательно оглядываясь. - Этот туман не заполняет всю зону сна, а защищает город. Не знаю как вам, а мне не думается, что это случайность. Кто-то намеренно напустил его.
Едва войдя в город, Салмар поморщился от ощущений. Гадких, крайне неприятных ощущений негостеприимства.  Нечто подобное он не раз испытывал в местах, подвергшихся набегам. Да, местные улицы не были залиты кровью, трупы горожан не лежали повсюду со страшными ранами, а дым от горящих крыш не заполнял лёгкие. Но эти стены вокруг, эта дорога под ногами и мгла над головой - всё будто кричало, что четвёрку странников тут никто не ждал. Всеобщая тишина местности подчёркивала это, будто намеренно стараясь смутить их отсутствием типичного для таких мест шума. Ветер не блуждал между стен, а крысы не копались в подвалах, пьяницы не стонали в подворотнях, и не скрипели створки окон, приоткрываемые подозрительными и любопытными наблюдателями. Этот город не просто впал в спячку. Он не желал посетителей, и не был рад пришедшим «спасителям».
- Даже для сонного заклинания здесь слишком... - оборвав своё предложение на середине, он внезапно поднял руку, призывая спутников к полной тишине. Вот опять. - Там, - он указал пальцем на подворотню чуть дальше по дороге. - Кто-то есть. Или что-то.
Было то случайным совпадением, или же почуял некто в подворотне интерес в свой адрес, но стоило Салмару на него указать, как он вышел из своего укрытия. Его движения были не столько неуклюжи, сколько неверны. Он не шёл, будто вовсе разучившись ходить, но по старой памяти продолжал перебирать ногами. Руки его двигались не повинуясь синхронным движениям тела, а совершенно вразнобой. Салмар пытался понять, что с бредущим не так, но туман не позволял разглядеть деталей даже с его острым зрением.
- Будьте наготове, - сказал он спутникам. - Но не атакуйте первыми.
Он понимал, что в этом месте очень мало шансов встретить дружеское лицо, но всё же надеялся, что этот некто если и не поможет, то хоть не станет чинить им препятствий. Все служители Илматера надеются на подобное.
- Мир тебе! - сказал он, когда человек приблизился достаточно, чтобы не пришлось кричать. - Мы - простые путники...

0

10

[nick]Сказатель[/nick][status]Гейм-Мастер[/status][icon]http://nwn.rolebb.su/img/avatars/001a/05/79/5-1553156205.jpg[/icon]
Это был необычный магический сон. Заклинание как будто забрало себе силы жертв, ведь ни одна жертва заклятия не умерла от истощения или от старости. Время в этом городе будто остановилось.
  Улицы города были пустынны, лишь кое-где в тумане можно было разглядеть спящих жителей, а иногда и какие-то тени, прячущиеся среди домов.  Одна из таких теней приблизилась к путникам. Это был старик, глаза которого горели безумием. Двигаясь вперед без какой-либо цели, он что-то бубнил.
- Сладкая смерть, сладкая смерть… 
- Мир тебе! Мы — простые путники...
- Сладкая смерть, сладкая смерть…  - Не слыша и будто не замечая незваных гостей он брел вперед.  Внезапно старик остановился, прислушался, после чего повернулся к группе путешественников.
- Оно притягивает сюда зло. – На мгновение показалось что он пришел в себя, его взгляд стал ясным, но это длилось всего несколько секунд. После чего старик вновь двинулся дальше.
- Сладкая смерть, сладкая смерть… 

***

Третий час заклинания. На путешественников нападает нежить.

Нежить. Тень
Тень это нежить, напоминающая гипертрофированную человеческую тень.
Тень тянется к жизненной силе живых существ. Тени могут поглотить энергию любого существа, но их особенно тянет к незапятнанным злом созданиям. Существо, которое живет добром и праведностью, вызывает у голодной тени самую сильную тягу. По мере того, как тень высасывает жизненную силу существа, тень жертвы становится темнее, и начинает двигаться по собственной воле. После смерти тень существа вырывается на свободу, становясь новой нежитью, стремящейся поглотить еще чью-нибудь жизнь.
Если существо, из которого сформировалась новая тень, каким-то образом вернется к жизни, его тень-нежить чувствует это возвращение. Тень может начать искать своего «родителя», чтобы убить. Вне зависимости от того, преследует ли тень свою живую часть, существо, из которого она была создана, больше не отбрасывает тень, пока это чудовище не будет уничтожено.

http://s7.uploads.ru/a9b45.jpg

http://s8.uploads.ru/OCg5e.jpg

+1

11

[nick]Феба[/nick][status]Во Свете спасение найдешь[/status][icon]http://sd.uploads.ru/6CE1x.jpg[/icon]
Заходя в туман, Феба попрощалась с солнцем. Последний серый свет осеннего дня померк, уступив место беспросветной пелене, могильным саваном накрывшей путешественников. Густой и непроглядный туман обступал плотной стеной, скрадывая все звуки, заглушая шаги, не давая разглядеть дорогу дальше протянутой руки. В этом явлении было нечто зловещее, пугающее, определенно неестественное. Стараясь не отстать от группы, жрица ускорила шаг, ее руки плотнее обхватили священный посох, с губ сама собой сорвалась молитва Латандеру. Но вряд ли Господин Утра разглядит свою маленькую последовательницу в колдовской мгле.

Она шла подле Касавира, порой переходя на бег, чтобы поспевать за широким шагом. Хотелось завести беседу, чтобы хоть так развеять все усиливающуюся тревогу, доказать себе, что она не призрак, потерявшийся в тумане, однако девушка не знала с чего начать разговор. Уместно ли это вообще здесь. Потому она молчала, бросая взгляд на высокую фигуру, утверждающим реальность маяком прорисовывающуюся сквозь дымку.

Когда начало казаться, что проклятой завесе не будет конца, что время тоже заплутало здесь, туман вдруг отступил, расползаясь по темным углам и открывая вид на сонный городишко. Многие дома сгнили от сырости, покосились от времени, создавая гнетущее впечатление, солнце же — Феба это чувствовала — давно не заглядывало за непроницаемую стену тумана, даже сейчас белая пелена просто расступилась, но не разомкнула своих душащих объятий. Город был укрыт будто куполом, внутри которого поселилось зло.

  — Будьте наготове, но не атакуйте первыми.

Раздался голос эльфа. Феба вздрогнула, поняв, что увлеклась разглядыванием жуткого места, да выглянула из-за широкой спины Касавира, увидев, на кого попросил не нападать монах. Это был старик, или даже скорее его бледная жалкая тень, странно сгорбленная, неестественно подергивающая членами, будто непослушные руки и ноги были сами по себе, призрак бормотал и словно совсем не замечал настороженных авантюристов.

  — Сладкая смерть, сладкая смерть, сладкая смерть...

Снова и снова, снова и снова. Священница сжала губы, во все глаза наблюдая за стариком. Она хотела было подойти ближе, но тут:

  — Оно притягивает сюда зло...

И нечто сзади ухватило юную жрицу за плечи. Будто сам туман накрыл ее своими объятиями. Феба громко завизжала, разгоняя застывшую потустороннюю тишину проклятого городишки, ужас цепко схватил за горло, и священница в отчаянье с силой ударила посохом по земле. Послышался металлический звон, как от далекого колокола, вспыхнуло солнечное зарево, расходясь волнами неподвижный воздух задрожал и бесплотные руки отпустили добычу. Судорожно вдыхая, священница рухнула на колени, на глазах предательски выступили слезы, сердце готово было обезумевшей пташкой вырваться из груди. Феба подняла глаза и ослабшим голосом прошептала:

— Смотрите...

Из-за ветхих домов, из-за серой завесы начали выползать тени, не бледные и беспомощные, как несчастный старик, другие: черные, страшные, зловещие, они мягко скользили по земле, обступая группу. И не оставалось сомнений, что туманные призраки алчут крови.

Отредактировано Элле (28 апреля 23:01)

+3

12

Туманный город пах злом. Это странное сравнение, но никак иначе этот тошнотворный запах описать не получалось. И пусть сама местность и выглядела мирно, опасностью здесь веяло за версту. Как будто все это – высокие деревья, извилистые тропки и маленькие домишки, выплывающие им навстречу из тумана – были одним большим затаившимся хищником. Касавир старался запомнить дорогу, однако у него ничего не получалось, казалось, что ничего здесь не имеет четких очертаний, лишь размытые, постоянно меняющиеся силуэты, хотя если присмотреться, то там, вдалеке, можно было увидеть тонкий, рвущийся вверх пик башни. Да, стоило им пройти чуть дальше, картинка стала куда четче, но ощущение, что они идут прямиком в гостеприимно распахнутую ловушку паладина не покидало – впрочем, ничего другого он и не ждал, и знал, на что идет. Касавир чувствовал, что здесь заворачивается сила куда более темная, чем обычная сонная магия. Его спутники это тоже ощущали, и потому шли осторожно и быстро, стремясь как можно скорее добраться до главных городских ворот. Это проскальзывало и в натянутых шутках Салмара, и в том, как судорожно сжимала свой посох Феба, и даже Натирре было не по себе, хотя из всей группы она одна, казалось, чувствует себя достаточно свободно и уверенно, шагая в темноте и плотном тумане.
Когда на горизонте появилась невзрачная тень, он напрягся. Нечто шло, покачиваясь, и бубня что-то себе по нос. Нечто оказалось человеком – но очень странным человеком. Старик был поражен какой-то магией, словно болезнью, хоть и не являлся нежитью в полной мере. Пока не являлся, но от страшной трансформации он стоял даже не в полушаге, а в полувздохе. Касавир дернулся вперед, предупредить шагавшего впереди Салмара, когда позади него раздался истошный визг, и в следующую секунду паладина обдало теплом божественного света. Он обернулся.
Подобного паладин никогда не видел. На его пути довольно часто встречались и неупокоенные духи, что мучились бесплотными призраками и мучили других, и восстающие из своих могил по чужой злой воле умершие, и даже некоторые демоны низшего ранга, но подобное - никогда. Темные, словно состоящие из черного тумана фигуры, не имеющие четких очертаний, с провалом вместо рта и двумя горящими углями вместо глаз.
Первое, что сделал Касавир – подхватил бухнувшуюся на колени жрицу под локоть и помог подняться на ноги.
- Цела? – коротко спросил паладин, и, дождавшись кивка, задвинул девицу себе за спину.
Вовремя. Тень оскалила мерзкую пасть и кинулась на него, но тут же отпрянула, истошно завопив, стоило ему только вскинуть оружие. Благословленный его словом и волей Тира молот правосудия не пришелся бесплотной нежити по вкусу, однако она даже и не подумала бежать. Обычная нежить пугалась одного только присутствия паладина, но этой, кажется, было все равно. Она смотрела на них страшными, безумными глазами, в которых, тем не менее, отчетливо читался дикий голод. Остальные тени стекались к ним, скользили по кругу, пытаясь взять группу в кольцо.
Было совершенно ясно – они хотели их сожрать.
- Надо бежать. Туда, быстро, - он махнул рукой в сторону видневшихся в темноте ворот. Маловероятно, что им это поможет, но стоять на месте и покорно ждать тоже не выход.
Нежить, увидев, что добыча начинает уходить, бросилась в атаку всей неразумной толпой, но Касавир откинул ее назад волной божественной изгоняющей мощи. Те тени, что парили в первых рядах, с душераздирающим воплем истаяли… но их все равно было слишком много.

+2


Вы здесь » Neverwinter Nights » Архив эпизодов » Ночь грез