FAQ
    Нужны в СюжетИщут игроки


Neverwinter Nights

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Neverwinter Nights » Архив эпизодов » Мы соберём до тысячи ночей...


Мы соберём до тысячи ночей...

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

...соткав из тьмы дорогу к солнцу.
https://pp.userapi.com/c849224/v849224235/16b47a/ZByv-0eu2gA.jpg
Место действия: Лускан.
Время действия: 1348-й год, лето.
Участники: Торио, Сэнд.
Описание: город пиратов и контрабандистов не место для ветреных романтиков и пустозвонов; город, над которым возвышается башня, забирает своё любой ценой. Выживание в Лускане - вопрос гибкости и, конечно же, таланта. Таланта молчать.

+1

2

[icon]http://s9.uploads.ru/UCL9W.jpg[/icon]

Луна странная, правда? Она то тут, то там, а потом, внезапно, её нет. Кажется, она довольно высоко. Она наблюдает за нами? А если не за нами, то за кем? Неужели есть что-то интереснее нас? Эй, луна, посмотри на нас! Мы, может быть, не всегда лучшее шоу во вселенной, но мы стараемся. (c)


Летние ночи были душные, непроглядные и отдавали запахом тимьяна: острым, пряным, горьковатым, но безумно приятным. Ночью мир людей замирал. Один за другим гаснут окна домов, пустеют улицы и дороги, а одинокие фонари освещают небольшие островки пространства. Эти летние ночи словно живут своей магической жизнью, насыщенной волнительным предчувствием колдовских чар и волшебных превращений, скрытых в узких переулках от любопытных глаз посторонних.
В воздухе и правда приятно пахло травами, это Торио подметила, едва только вышла из дома, чуть ли не бегом направляясь в таверну. Наверное, это единственное, что могло было быть вообще приятным, ведь в Лускане подобного очень мало. Скорее, тебя пырнут где-то ножом под ребра, прежде чем ты успеешь насладиться ужасающей красотой этой ночи и россыпью звезд. Здесь нет места каким-то чувствам, кроме страха, здесь не живут – выживают.
Война внутри каждого слишком уж затяжная, бесконечная – война с миром, с окружающими, с самим собой. Война за правое дело (или то, что сугубо каждый считал правым), война против несправедливости, война за свободу, за… любовь? И вот уверенность в себе дает трещину, слабину, и ты уже совсем не понимаешь, где какая сторона, что делать и вообще как быть дальше.
Так уж вышло, что случилось в жизни Торио несколько поистине переломных моментов, которые перевернули ее устоявшийся мирок с ног на голову, и к которым она еще не успела привыкнуть. Вопреки всеобщему мнению, девчонка совершенно не была той легкомысленной дурочкой с одним лишь северным ветром в голове, нет. Она, как и все, умела верить, надеяться, ждать и выживать, трезво оценивать ситуацию и…
..перешла на сторону зла.
Хотя, знаете, «зло» оказалось вовсе не таким, как его яростно рисовали во вне. У «зла» ведь тоже были свои цели, свои амбиции и, в отличие от всех остальных, это самое «зло» прекрасно умело их добиваться. А это дорогого стоит.
Но, пожалуй, стоит начать по порядку.
..этот вечер был так похож на остальные – серый, безликий, будто бы под копирку списанный. В столь ранний час посетители еще не успели битком набиться в таверну, и Клэвен сидела на столе, скучающе болтая ножками и ожидая, когда уже можно будет начать свое представление да смыться поскорее. Молодая и юная, но вовсе не наивная – берегитесь, только стоит вам отвернуться, как эта чертовка украдет ваш кошелек.
Или унесет вашу жизнь, едва вы посмеете перегнуть палку и прикоснуться к тому, касаться чего запрещалось.
- Ах ты поганка! – ну вот, стоит только лишь на секунду отвлечься, как по спине прилетает удар метлой вкупе с визгом хозяйки, - а ну иди работай! Ни гроша сегодня не получишь!
Ловко спрыгнув со своего места, Торио показала язык старой ведьме и, изящно лавируя между узко поставленными столами и лавками, выплыла в зал, коршуном выглядывая какую-нибудь жертву.
Как назло, помещение было почти пустым, лишь пара кучек местных пьяниц и… погодите-ка. Клэвен сощурилась, чтобы рассмотреть одинокого посетителя в углу, который будто бы перепутал заведения и словно старался держаться ото всех в стороне, презабавнейше морща нос. Что ж, славно, кажется, цель обнаружена.
Танцующей походкой она направилась прямо к эльфу (да, господин интересный гость, ваши ушки выдали вас с потрохами) и опустилась к нему прямо на колени, обворожительно улыбаясь.
- Доброй ночи, - она откинула назад волну роскошных темных волос, обнажая изящные открытые плечики. От кожи ее приятно пахло эфирными маслами, а на запястьях позвякивали тонкие золотые браслеты. Стройная фигурка была словно окутана облаком легких полупрозрачных тканей, однако, удачно скрывающих от чужих глаз все интимные места. Накрашена не ярко и не вычурно, но больше всего внимания притягивали ее глаза – огромные, темные омуты, в которых отражалась вселенская скука и совсем уж капелька печали.
Ведь каждый вечер она надеялась в тайне, что именно сегодня ее наконец прирежут.

Отредактировано Торио Клэвен (17 апреля 02:09)

+4

3

[indent] Перекошенные, облупившиеся оконные рамы, битые фонарные сферы, мусор под ногами - впечатление, словно сброд со всего Торила стекался в Лускан, чтобы встретить свой последний закат в вонючей канаве или всплыть по утру в доках. Уровень смертности зашкаливал и без вмешательства Тайного Братства, но, несомненно, с его полного на то соизволения - в хаосе проще замести следы. Особенно когда ты маг - маг школы превращения.
[indent] Ближе к закату на улицах видели ничем не примечательную фигуру в тёмно-зелёном плаще с широким овальным капюшоном и тяжёлых - не по погоде - сапогах. В таверну же зашёл невысокий мужчина в одеждах коричневых и тёмно-фиолетовых тонов, в лёгких остроносых ботинках, да и форма капюшона треугольная - словом, совсем не тот же тип, что шествовал по улочкам портового района средь разношёрстной сомнительной толпы работяг и разгильдяев. К барной стойке он даже не приблизился, а занял специально освобождённое для особых посетителей место в углу, куда падало меньше всего света. Место специфичное - кто ж не обратит внимание на фигуру, сидящую в одиночестве, да ещё и в самой мрачной части залы, но Сэнду не требовалось не привлекать к себе внимание, напротив - само его появление означало, что посетителям стоит вспомнить о грешках перед Тайным Братством.
[indent] Выследить и напомнить - негоже врать членам Тайного Братства, элементарная задача, и Сэнд благоразумно не спрашивал, кому бедолага перешёл дорогу. Вопросы у лусканских чароплётов не в чести, во всяком случае те, что касаются политики братства, а не тайных знаний. Большая часть работы за спиной - все эти мучительные формальности, сбор информации и подкупы - оставалось дождаться постояльца ничем не приметной на первый взгляд таверны. Любой, радеющий за жизнь и имущество, делец давным-давно усвоил одну простую истину - никакие угрозы и методы пиратов не идут в сравнение с карательными экспедициями лусканских волшебников. Выбрать правильную сторону - залог благополучия.
[indent] Зал таверны лениво напоминал о времени за окнами - ещё не приползли работники с дневной смены, но уже нарисовались любители протирать штаны о щербатые лавки и мусолить потёртые кружки, растягивая пинту на целый вечер. Камин оставался тих и тёмен, а трактирщик за барной стойкой лениво изображал какую-никакую деятельность, с мрачным видом поглядывая на посетителей и протирая потемневшие от времени и использования стаканы. В сторону Сэнда он показательно не смотрел.
[indent] На сцену, разыгравшуюся между какой-то молодкой и хозяйкой заведения, обратили внимание разве что завсегдатаи, сально посвистывая и сыпя в сторону работницы третьесортные комплименты; Сэнд пренебрежительно поморщился - и чем он так провинился перед руководством, раз теперь должен терпеть общество всякого сброда. Эльф так ничего не заказал, а потому не мог развлечь себя, пытаясь по запаху угадать, сколько тараканов погибло в бочках с местным пойлом. Приходилось, откинувшись на спинку лавки, переводить взгляд с одной оскорбляющей эстетические чувства рожи на другую. Нечто чуть более приятное он сперва почуял, уловив знакомые цветочные нотки, а затем и увидел - попробуй не заметь, когда девушка пытается аккуратно умоститься на острых коленях. Не самый банальный способ завязать разговор.
[indent] - Зависит от длины твоего язычка, - криво усмехаясь, Сэнд посмотрел не на изгибы плеча девушки или форму её груди, а в глаза - так проще определить, окажется ли её визит полезным для мага. - Давно тут? - тут - в заведении, впрочем, эту часть он посчитал слишком очевидной, чтобы озвучивать.
[indent] Дальнейшие вопросы он прибережёт на будущее - разговор не должен был отвлекать от окружающей обстановки. Впору задуматься, что подосланная дама прямиком от пытающегося скрыться.

Отредактировано Сэнд (21 апреля 03:07)

+3

4

[icon]http://s9.uploads.ru/UCL9W.jpg[/icon]

Не кусай руку кормящего. Сначала схвати ее. Отбери ключи. Освободись. Затем кусай руку… и беги.


Девушка не стала томно вздыхать и закатывать глаз, едва лишь поймала взгляд этого странного эльфа. Все еще радушно улыбаясь, она повернулась к незнакомцу и подалась вперед, слегка сощурившись, испытывая, изучая, пытаясь понять.
- Давно, - мягко кивнула она, чуть помедлив с ответом, - чего не скажешь о вас. Похоже, любезнейший господин не такой уж частный гость в подобного рода заведениях, - вот она наклоняется ближе и касается пряди его волос, аккуратно заправляя ее за ухо, - что привело вас сюда?
Он пришел сюда не просто так, говорила ей интуиция. Кричала в голос, активно обращала внимание на детали – нет, разумеется, далеко не просто так. Слишком изящен и элегантен для простого люда, коим кишила таверна, слишком уж не вписывался он в компанию пропитых моряков и торговцев, от которых за версту несло немытым телом и, чаще всего, запекшейся кровью.
На его сапогах не осела дорожная пыль, в волосах не играла песнь морского ветра. Он сморит в глаза, так же пристально, не моргает, смело реагируя на ее вызов.
А может, вот он – ее счастливый билет на свободу?
- Господин желает что-нибудь заказать или..? – Торио все еще улыбается, подчеркнуто-вежливо, но остается напряженной, словно ожидая удара, готовая вскочить в любую секунду. Сидит прямо, приподняв подбородок и расправив плечи, неустанно гадая, что же на уме у этого эльфа.
Незнакомец казался ей застывшей в камне статуей, словно мертвой, ненастоящей, высеченной умелым мастером-ремесленником. Холодной, возможно мраморной. Он исчезал для всех органов чувств, кроме зрения, она даже не могла заметить, дышал ли он вообще. А вдруг этот эльф и вовсе был плодом ее больного воображения? Печать задумчивости на ее лице сменяется легкой паникой, и Торио мученически сводит брови.
Та самая безысходность, тот ужас, то внутреннее кладбище вновь оказалось где-то рядом. Где-то у плеча, за плечом, там, где оно беспрестанно заглядывает своим холодным взором в жизнь, обжигает ледяным дыханием, и раз в минут пять изрекает сакральное, мол, ты все равно умрешь, душенька. Умрешь, потому что такие долго не живут. Возможно, умрешь красиво, возможно с кровью на снегу, но все равно умрешь, говорит то самое кладбище и трогает своей безумно мягкой лапкой. Стучит по спине. Кладет на плечо. Шепчет, шепчет, что все зря, что не нужно стараться, что нужно опустить руки и…
Нет.
Мир вокруг будто менялся. Окружающее потекло размытыми волнами, задрожало, изогнулось. Чувство опасности, аромат смерти витает в воздухе. Разум раскален до передела, каждая точка сознания напряжена, готовая тут же выдать на-гора миллион идей. Обжигающее отчаяние, танцующее свой чудовищный танец на краю рецепторов.
Больно. Боль разрасталась, пеленою захватывая сознание, боль не физическая, нет. Боль, рожденная ассоциациями, боль, сквозь которую в широко распахнутых обсидиановых глазах читался лишь ужас.
Резко захотелось встать и убежать как можно дальше, но она пересилила себя, даже не задрожала. Пора выйти навстречу своим страхам и убить идиотских демонов, сидящих в засаде.
Она легко вздыхает и кончиками пальцев касается плеча незнакомца, словно подсознательно пытаясь крепче за него зацепиться и безмолвно умоляя не уходить.

Отредактировано Торио Клэвен (24 апреля 01:57)

+3

5

[indent] Мир вокруг оставался глух к немым мольбам, продолжая существовать по одному ему удобным законам; последний вздох в грязном переулке, омытый закатным кармином, тихий всхлип под ненадёжной щербатой крышей, и воздетые к небу руки - мозаичная картина Лускана, его нутро и сущность в мимолётных страхах. Как дурной сон, разделённый между тысячами жителей.
[indent] - Это хорошо, - слышится тихий ответ, но эльф не преследует цели, чтобы его услышали, делясь не более чем мыслями вслух. И взгляд - любопытный и в тот же миг подозрительный - реакцией на последовавшие за лаконичностью слова.
[indent] На лице ни намёка на сомнения, можно решить, будто город выветрил из него эмоции, забрал вместе с прочими пережитками прошлого, как те: спокойствие, размеренность, доверие, особенно доверие. Всё, чем жили эльфы в лесах, оказалось бессмысленным и опасным в городе Парусов, а уж родившись здесь и дожив до сколько-нибудь сознательного возраста, знаешь наверняка об опасности скрытого механизма, выстроенного на руинах Иллуска. 
[indent] Научившись сливаться с серой толпой и меж нарядных мантий, Сэнд предпочёл остаться привычным для города: я уверен в успехе, я знаю свой путь, говорили за него с виду ледяное, а на деле напряжённое спокойствие и несвойственная ему немногословность. Вязкая жижа обволакивала сознание всякий раз, как только он открывал глаза поутру, накатывала с осознанием, кто он и где. На месте, услужливо подсказывала память, или то лишь самовнушение?
[indent] - Не слишком ли много вопросов для той, кому не понаслышке известно о местном контингенте? - он улыбается, ехидно, по-прежнему не отводя взгляда от тёмных глаз девицы, видно - не доверяет, да и с чего бы. Вопросы в Лускане, как правило, означали для вопрошающего если не немедленное, то скорое знакомство с изнанкой установленного городом порядка. Вопросы задавали агенты и барды, что, по сути, часто одно и то же, поддатые моряки и их нерадивые капитаны, низшие маги из башни - словом, все, кому платили за слухи и за них же отправляли на дно Мирара. Вспоминая об этом, Сэнд поймал себя на мысли, что своим вопросом предостерегает. Что это - отголоски прошлого или жалость?
[indent] - Желает. Видишь за столом у окна компанию посетителей, не из твоих почитателей, верно? У каждого по кружке с пойлом, на столе графин, но ни один и близко не похож на подвыпившего. Когда они встанут, ты будешь как мо-о-ожно дальше от них, а пока скажешь мне, с кем эти бравые молодцы встречаются в местной таверне по вечерам, - он подкрепляет слова лёгким прикосновением согнутых пальцев по скуле танцовщицы, не удосужившись при этом снять перчатки с тонкой, едва заметной человеческому глазу вязью магических символов.
[indent] Не важно, работает она на тех самых головорезов, неумело изображающих простых посетителей, или на кого ещё - не захочет раскрывать себя, ответит на несложный в общем-то вопрос. Такие, как эта девица, видят больше, нежели запыхавшаяся подгонять работников хозяйка, а её неосторожный (или напротив продуманный?) жест выдаёт с головой - немые призывы о помощи Сэнд научился распознавать ещё в первые годы пребывания в Лускане. А протянутая вовремя рука, как правило, гарантирует, нет, не верность, с этим качеством на севере всё плохо, - пару внимательных глаз.

Отредактировано Сэнд (26 апреля 04:40)

+2

6

[icon]http://s9.uploads.ru/UCL9W.jpg[/icon]

Не верьте, что темнее всего перед рассветом. После того, как погаснут все звезды – намного темнее. Вот тогда становится по-настоящему темно.


Она вскинула голову и подняла на него взгляд – огромные, полные печали глаза существа, с изящной легкостью соскальзывающего прямо в бездну. Прямо на дно, ниже дна, к центру земли. Туда, где не найдут, не будут искать, даже не подумают об этом.
Знала ли она, как сильно эта встреча изменит всю ее жизнь? Едва ли. Надеялась ли на это? Едва ли. Будем честны, несколько раз сумасшедшая и несдержанная истеричка Торио Клэвен уже пыталась напороться чуть ли не на собственный нож, но ее спасали. И тут же наказывали, дескать, а ну работать иди, хватит тут изображать умирающего лебедя.
А внутри она давно уже была мертва. Потрясающий контраст, не правда ли?
- Известно очень многое, господин, - ее губы приподнимаются в легкой улыбке, - и я готова даже рассказать вам об этом. За… особую плату, - устало воркует она, замечая цепкий взгляд хозяйки и вздыхая. Следит, ведьма. Ведь девчушка должна была развлекать гостей, поить их и воровать кошельки, отвлекая своими томными взглядами и соблазнительными танцами, а сейчас она просто сидела. Еще чуть-чуть – и получит по лицу мокрой тряпкой, да привлечет внимание к эльфу. И, судя по всему, внимание подобного рода для него будет явно лишним.
- Тот человек, о котором вы спрашиваете, - продолжает ворковать она, обвивая его шею руками, - бывает тут довольно часто. Чаще, чем остальные, - прижимается ближе, впрочем, стараясь быть не слишком навязчивой и оставаясь все еще безумно напряженной, - и сейчас он здесь. Наверху. Один, - выдыхает эльфу прямо на ухо, - я могу… проводить господина к нему, если господин пожелает, - едва слышно, ее шепот тонет в криках компании за столом, но Торио уверена, что эльф прекрасно расслышал ее слова, - но, как и говорила, за особую плату.
В кои-то веки она не лгала. Да и зачем? Эта авантюра, как минимум, даст ей еще один шанс на побег и, если повезет, она наконец найдет нормальную работу и начнет новую жизнь, навсегда расставшись с дубовыми столами и плясками.
Обрежет волосы, в конце концов, ведь она так ненавидела свои длинные косы, за которые ее то и дело таскала Хильда, хозяйка таверны.
Начнет свободно дышать, полной грудью, расправив плечи.
Или все-таки наденет камень на шею, да бросится в море.
- Он приходит сюда едва ли не каждый день, господин. У него пыльный дорожный плащ и ботинки из дорогой кожи, от него пахнет опасностью и смертью, - зачем-то добавила Торио, поежившись и поведя плечами.
Смерть. У смерти запах особенный, не такой, как остальные. Колкий, ледяной, заставляющий цепенеть. От которого у Торио всегда подкатывал ком к горлу и она сильно закашливалась, словно готовясь выплюнуть собственные легкие. Тот человек не нравился Клэвен, но и сама девушка не была у него в почете – тот предпочитал еще более молодых, совсем девочек. И это делало его куда более отвратительным.
Словом, если незнакомый эльф хотел всадить ему кинжал в глотку – Торио с радостью бы помогла. И даже не ради справедливости, какого-то там добра или прочих иллюзорных штук, нет. Просто, чтобы стереть эту мерзкую усмешку с его наглой рожи раз и навсегда.

Отредактировано Торио Клэвен (3 мая 01:44)

+2


Вы здесь » Neverwinter Nights » Архив эпизодов » Мы соберём до тысячи ночей...