FAQ
    Нужны в СюжетИщут игроки


Neverwinter Nights

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Neverwinter Nights » Архив эпизодов » Охота на Ослепителя


Охота на Ослепителя

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://s3.uploads.ru/qjdx7.jpg
Место действия: Родник Старого Филина
Время действия: 1374 г, Время цветов
Участники:  Касавир, Салмар, Томи Оскал, Элле
Описание: Иногда судьба подкидывает неожиданных попутчиков туда, куда не надо, и тогда, когда этого совсем не ждешь. Отряд, состоящий из паладина и монаха, пополняется двумя полуросликами внезапно и не совсем к месту.

+1

2

День, с которым были связаны великие надежды и не менее великие опасения, наконец, наступил. С самого утра в лагере царило оживление. Мужчины и женщины готовили доспехи и точили оружие, проверяли, хорошо ли натянута тетива и не заржавел ли механизм арбалета, считали стрелы и ядра, собирали в походные сумки целебные зелья и перевязки - одним словом, готовились к бою. Иногда кто-то из них косо посматривал на выстроенный около стоящей на отшибе палатки караул, однако подойти или поинтересоваться, что же такое они охраняют, никто так и не решился.
Внутри палатки стояли три бочонка. Если их немного тряхнуть, то можно услышать, как они позвякивают, однако командир достаточно доходчиво объяснил своим людям, почему такое простое и безобидное действие может в одно мгновение обернуться катастрофой, не говоря уже о том, что на три маленьких бочонка были истрачены совсем не маленькие средства. Так что палатку охраняли едва ли не лучше личных покоев лорда Нашера. Хотя, конечно, вряд ли милорд имел привычку держать в собственных покоях такую опасную вещь, как огненные сферы – маленький концентрированный взрыв в стеклянной оболочке.
Когда день начал клонится к закату, к лагерю подъехала сержант Катриона. Легко спрыгнула с лошади и уверенным шагом прошла туда, где над наскоро сбитым из бревен столом склонился Касавир.
Услышав долгожданное "все готово, командир", он вскинул голову, отрываясь от созерцания хитросплетенных переходов, изображенных на старой, измочаленной и только чудом читаемой карте.
- Хорошо.
Итак.
Три группы по десять человек, плюс бочонок с огненными сферами, которые выдаст каждой группе Катриона после его ухода - нет уж и плохо. Они должны будут рассыпаться по лесу и в назначенное время одновременно атаковать три лагеря орков, стоящих на предгорье полукольцом. Сначала в дело пойдут хрупкие сферы, взрывающиеся не хуже динамита, потом стрелы, тех, кто останется, остановят мечи и топоры. Три лагеря, разумеется, пшик - маленькая и не интересная победа, серьезного урона они силам орков не нанесут, однако этого и не требовалось. Все, что было нужно, так это обратить на себя внимание, посеять среди не таких уж стройных оркских рядов хаос и панику, пока маленький отряд составом из всего двух человек будет пробираться подземными ходами к логову Лограма Ослепителя, чтобы нанести ему быстрый и смертельный удар. Лограм - орк хитрый, беспринципный и опасный, но трусливый. Только заслышав о погромах, он спрячется в своем логове и не посмеет показать оттуда нос прежде, чем заварушка кончится, чем и обречет себя на гибель.
Касавир вновь склонился над картой. Отряд разведчиков, выследивших и перебивших патруль орков, первым делом принесли эту карту паладину, вряд ли понимая всю ее ценность и лишь предполагая, что она может быть полезна. Эта карта, несомненно, была одновременно и подарком, и перстом судьбы, указывающим направление. Она точно отображала лабиринты и переходы подземных копий, которые вели прямиком к той роковой горе, где засел Ослепитель. Бросив на нее один только взгляд, уже тогда паладин понял - это шанс, который нельзя упускать.
- Катриона, - позвал Касавир, и женщина выпрямилась, готовая получать указания. - Ты знаешь, что нужно делать. Я отдал бойцам четкий приказ не лезть на рожон и уходить, если силы окажутся неравны - но людское упрямство неискоренимо, а подкреплённое кровной враждой так и вовсе безгранично. Если орки решат нанести ответный удар и подойдут к Роднику, бросай все, отправляйся к Коллуму и предупреди его об опасности. Если ситуация выйдет из-под контроля - уводите людей к городу и уходите сами. Это ясно?
Катриона кивнула. Она была собрана и готова ко всему, и именно поэтому Касавир оставлял ее вместо себя. Он не сомневался, что она справится.
- Тогда найди Салмара и скажи ему, что пора идти,  - велел он в конце и, получив в ответ краткое "есть, командир", ободряюще хлопнул ее по плечу.
- Удачи, сержант.
Осталось только дождаться монаха... и отправляться в путь.

Отредактировано Касавир (17 апреля 22:32)

+6

3

Несмотря на всю величину Торила, на земли истоптанного им Фаэруна и периодически посещаемого Кара-Тура, на всё разнообразие посещаемых мест и встречаемых существ, на застигнутые им события и увиденные чудеса, боги всегда находили, как удивить Салмара. И дело было даже не в том, что он порою подозрительно удачно оказывался в самом сердце событий, оказывающих влияние на историю. Это он как раз легко мог объяснить влиянием Илматера, который направляет своего верного последователя в нужную сторону. Куда больше его поражало та череда совпадений, случайностей и стечений обстоятельств, следствием которой становятся встречи с давними товарищами по приключениям. Иной богослов сказал бы, что божественного влияния в этом едва ли не больше, но Салмар старался не преувеличивать свою важность даже для одного Илматера, что уж говорить про сразу нескольких богов. Потому он просто продолжал успешно списывать эти встречи на волю слепого случая. Недавняя подобная встреча с паладином Касавиром, которая привела монаха в этот лагерь, вписалась в это восприятие мира вполне органично.
Услышав весть о том, что местные жители страдают от набегов орков, Салмар немедля отправился в путь, надеясь, что будет в силах помочь как-то разрешить ситуацию. К его сожалению, робкой мечте о мирном исходе было не суждено сбыться - орки отказывались понимать любой язык, кроме языка силы, и ему приходилось говорить на нём. Стремясь докопаться до корня, до основной причины этой обострившейся агрессии, Салмар нашёл того, кто желал остановить зеленокожих ничуть не меньше, чем он сам - своего старого боевого товарища Касавира, который, к тому же, руководил целым отрядом обученных воинов. Они приняли решение объединить усилия, и уже вместе сражались за избавление от орочьей угрозы.
Однако сегодня, если всё сложится как то запланировал Касавир,  это может закончиться. Уникальный шанс обезглавить всю эту ораву орков упускать было никак нельзя, и Салмар, едва дослушав предложенный план, согласился принять в нём участие. Лограм Ослепитель был движущей силой всей орочьей оравы, и избавление мира от его присутствия виделось сейчас самым малокровным решением.
Воины Касавира готовились к бою с самого рассвета, и тем же, хоть и в своей манере, занимался Салмар. Он сидел на отшибе лагеря, сложив под себя ноги, и глядя в небо, будто вглядываясь во что-то, видимое ему одному.
- Молю тебя, Илматер, о прощении, ибо придётся мне сегодня пролить чужую кровь. Ведомо мне, что не все орки суть ненависть и ярость, и помню я мирное племя Гродыка, что сам оберегал от озлобленных селян. Ведомо мне, что среди тех, с кем предстоит мне сразиться, могут быть и не желающие битвы, но не смею я клясться, что сумею отличить их в срок. Молю тебя, Илматер, даруй мне силы для битвы, и направь меня, коль сойду я с угодного Тебе пути. Даруй прощение, коль в жаре битвы не отличим мы зло от страха, и покарай меня, а не прочих, коль прощения мы будем недостойны. Направь меня, Илматер, или отвадь от этого пути, коль нет на нём места для служителя твоего.
Стоящая за его спиной Катриона терпеливо дождалась окончания молитвы, заговорив лишь когда монах сам к ней обернулся.
- Пора выдвигаться, брат Салмар. Солдаты готовы к бою, и мы ждём лишь вас.
На его лице появилась чуть грустная улыбка. Если уж это не было проявлением божественного одобрения их затеи, то никаких других знаков ждать и вовсе не придётся. Он поднялся с земли, попутно стряхнув со штанин песок, и слегка поклонился сержанту.
- Прошу простить за задержку, не должно моему служению быть обузой вам и вашим людям. Давайте поспешим.
Не тратя более время понапрасну он уверенной поступью направился туда, где ждал паладин. Раз уж сражение было неизбежно, то покончить с этим стоило как можно скорее. В глазах обитателей лагеря он видел решимость, но даже быстрого взгляда было достаточно, чтобы разглядеть за ней надежду. Робкую, в чём-то уже усталую, но надежду на скорое окончание этих сражений. Салмар был одним из тех, от кого будет зависеть успешность миссии, и он не мог позволить себе подвести этих людей.
- Насколько я смею судить, Илматер наш план одобряет, - сказал он добродушно, встав рядом с Касавиром. - Ты не узнавал, Тир не против этой затеи?
Нет ничего вреднее для битвы, чем хмурый настрой. Воодушевлённый воин сражается лучше и честнее, а добрая шутка, по мнению Салмара, была верным способом поднять боевой дух. Даже если речь о паладине Тира.

+3

4

— Я совершенно точно уверена, что мы заблудились!
Под сенью невервинтерского леса разнесся звонкий недовольный возглас, парочка пичуг, нервно крича, вспорхнули с веток. Томи и Элле уже битый час слонялись меж деревьев, необъятные стволы которых на взгляд городских жителей были абсолютно одинаковыми.
— Не надо было полагаться на тебя, а спросить дорогу в последней деревне!
Поселение лесорубов осталось в полудне блуждания по неприветливой чаще, вечерело, однако незадачливые путешественники оставались все также далеки от своей искомой цели. Все потому, что Томи в своей привычной манере начал строить из себя великого знатока, уверяя, что уже бывал здесь и знает короткую дорогу. Короткую дорогу!
— Да на твой визг сейчас вся деревня и сбежится, чтобы дорогу показать, лишь бы замолкла, — Томи поморщился, — Кричи, давай, громче. Авось и в городе услышат.
Шито-Крыто умела быть тихой, приятной и приветливой, только не сегодня. И немудрено! Сбегать из города пришлось впопыхах, по канализации, перемазавшись в грязи и нечистотах. Плащ Томи из серого стал зеленовато-коричневым. В сапогах хлюпало, как в портовой шлюхе. От обычно чистенькой да опрятной Элле несло, как от выгребной ямы, а длинные волосы, гордость полурослицы, сбились в колтун. Но времени привести себя в порядок не было. Поводов для радости не было и подавно.
— Я слышала, что мох на деревьях растет с северной стороны! — наконец изрекла плутовка, привычно пропустив колкость мимо ушей. Не дожидаясь очередных остроумных замечаний, она обошла вокруг толстенного ствола ближайшего тиса, но тут же отчаянно простонала:
— Гаргулья! Да здесь со всех сторон мох!!!
— Бывает, — машинально откликнулся Томи, рассматривая небо сквозь древесные кроны. Было не понять, откуда это треклятое светило встало и куда собирается садиться.
— Может, дождёмся ночи? – Наконец резюмировал плут, закончив тщательный осмотр, — Вроде бы по звёздам чой-то можно прочитать. Мне моряки, пока я плыл из Калимпорта, про небо точно говорили… Там вроде какая-то особенная звезда есть, которая нас, зуб даю, выведет куда надо. Только бы вспомнить, с какой стороны она. Хотя из-за этих чёртовых веток и не видать-то нихрена!
— Томи, хватит думать жопой! На небе тысячи звезд, как ты нужную найдешь?!
Едкий ответ последовал незамедлительно. Лес притих, слушая перепалку двух полуросликов. Даже птицы перестали трещать. В такой тиши хруст сухих веток звонко пронёсся над головой и смолк ещё нескоро. Томи укоризненно обернулся на Элле:
— Что ты там ломаешь? Чего так громко-то?
— Это не я, — испуганно пролепетала плутовка, испуганно замерев, — Кажется, это оттуда...
Дрожащая рука указала за спину Томи, и вдруг из полумрака выступила массивная фигура. Это был орк. Всамделишный. Огромный, зеленый, клыкастый и наверняка очень вонючий. Томи обернулся. В секунду вся краска сошла со смуглого лица, равно как и наглая ухмылка. Завизжав навроде баньши, плут попятился назад, едва не сбив компаньонку с ног.
Орк в ответ многообещающе совсем по-звериному зарычал, обнажив желтоватые зубы. Единственный путь к спасению был банален, зато не раз спасал его шкуру как в молодости, так и по сей день. Крепко схватив подругу за руку, Томи ринулся сквозь ветки кустарника.
— Не стой, не стой! — Словно заклинание повторял воришка, перебирая короткими ножками, — Беги! Беги!!!
Как перепуганные белки, полурослики дернули во все стороны, громко ломая сухостой и шурша листьями, однако они не успели далеко сбежать. Из-за деревьев вышли еще орки, они, задорно улюлюкая и похрюкивая, бросились ловить юркую мелочь. Первым словили Томи. Через пару мгновений визжа и царапаясь, как дикая кошка, в огромной лапище повисла Элле. Переговариваясь на своем грубом наречии, варвары направились вглубь чащи. В заключение, под раскидистыми кронами деревьев, одиноко и очень веско разнеслось:
— Вот, блять...

Отредактировано Элле (21 апреля 12:54)

+4

5

Касавир не стал произносить никаких прощальных речей – все слова были и так сказаны, а молитвы прочитаны. Если боги будут благосклонны, а воины осторожны и разумны, выживут все. Те, кого сегодня ждет последний бой, навсегда останутся в памяти жителей Родника, как герои, которые рисковали всем ради спокойствия обычных людей.
Для Касавира не было награды лучше.
Окружающий пейзаж разнообразием не радовал. Любой другой мог бы спокойной заблудиться в здешних лесах, но паладин провел здесь достаточно времени (и провел достаточно боев, что уж)  чтобы уверенно ориентироваться на местности. Они шли лесными тропами быстро, не тратя времени на разговоры – каждая, буквально каждая минута была на счету.
На пути - о чудо! - орки им не попадались. С одно стороны это радовало, и бессмысленного, отнимающего время и силы кровопролития пока удавалось избежать. С другой - Касавир очень надеялся, что на помощь своим соплеменникам, коих атаковали сейчас его бойцы, не сбежится вся орда. Маловероятно, конечно, раздраи среди кланов были делом привычным, и уж скорее орки бросятся на подмогу чужакам, стремясь за счет смерти других укрепить свои позиции, но... но Касавиру все равно было тревожно. Что-то должно было произойти, он чувствовал, но не понимал, что конкретно. 
Впереди обозначилось какое-то движение. Салмар замер, Касавир тоже, прислушиваясь, хотя необходимости в этом не было, шум и так стоял страшный. Топот, лязг доспехов, характерное наречие, порыкивания... это были орки. Патруль ли, разведчики, определить на слух точно Касавир не мог. Но были не только они. Еще паладин слышал женский визг и сочную портовую ругань, такую, какой и последний моряк постеснялся бы. Значит, орки тащили с собой пленников.
Шум, тем временем, приближался.
- В укрытие, - скомандовал Касавир и не слишком изящно метнулся в ближайшую густую растительность. Да, разведчика из него не получилось бы, столько шуму наделал. Хотя учитывая, как заливалась пленная женщина, его и так и так не услышали бы.
Наконец, кому-то из орков это тоже надоело.
- Пасть закрой! Сколько не ори, мы тебя все равно сожрем!
Орки, количеством восемь штук, бежали наперерез, держа путь к нужной им с монахом пещере. Значит, они из клана Ослепителей. А еще из сказанного одним из них следует, что они каннибалы. Касавир поморщился. Скверно, очень скверно. Пленников надо спасать, и как можно скорее – удивительно, что орки не прирезали добычу сразу, а потащили к себе в пещеры, но терпение у них не ангельское, так что на середине пути они могут и передумать. Но если они бросятся на орочий отряд прямо сейчас, то велика вероятность, что кто-то из них ускользнет и доложит Лограму, а этого допустить нельзя. Нельзя дать вождю возможность обезопасить себя еще сильнее.
Придется перебить всех. Или обезвредить, но Касавир сомневался, что кто-то из орков позволит себя бескровно скрутить.
Тир свидетель, более всего ему, как воину и паладину, претило бить в спину. Но война, пусть и в таких маленьких масштабах, вообще дело не благородное, и только тот факт, что война эта ведется не ради денег и власти, а ради восстановления справедливости, мог его утешить.
- Можешь сделать так, что бы ни один не дошел до тех пещер? - спросил он Салмара, который тоже зорко наблюдал за приближающимся патрулем. Полуэльф коротко кивнул и тут же исчез, передвигаясь, в отличие от паладина, быстро и бесшумно. Самому Касавиру оставалось только ждать.
Как только орава пробежала мимо его укрытия, на их пути тут же выросла мужская фигура. Орки затормозили, скорее пораженные внезапным препятствием, нежели принявшие его всерьез. Кто-то из них попытался дать досадной преграде по голове топором – но, разумеется, не смог.
Такой заминки было более чем достаточно. Касавир вылетел из своей импровизированной засады, как камень из пращи, и без лишних церемоний приголубил щитом первого попавшегося орка. Тот отлетел в сторону, как пушинка. Товарищ поверженного обернулся, увидел паладина и его неприятная морда враз из болотной сделалась бледно-зеленой, почти белой.
- КАТА-А-АЛМА-АК! - не своим голосом заорал он, и тут же получил молотом в челюсть. Орки, оценив позиции, побросали своих пленников и с ревом бросились на самого опасного, по их мнению, врага, напрочь забыв о монахе.
Зря.
- Вы двое, а ну в стороны! - крикнул Касавир пленникам, надеясь, что его совету последуют.
А потом стало совсем не до них.

+5

6

[indent] Томи орал до одурения, повиснув на лапище орка. Совсем не по-геройски, чего таить, но и героем он не был никогда. Извиваясь ужом, он продолжал выть фальцетом в унисон с громкой руганью Элле. Спутница его не скупилась в выражениях, посоветовав оркам оприходовать и матерей, и детей, и друг друга, и даже местную фауну. Зеленомордые увальни неистово ржали над каждой порцией брани, улюлюкая и прося добавки.
[indent] - Э, давайте не жрать её - смешная. Ну-ка, поругайся ещё! Умора!
[indent] - Заткните уже кто-нить второго! - рыкнул орк в конце отряда, - Я ща сам ему башку откручу, э.
[indent] - Пасть закрой! - согласился похожий на уродливого нетопыря командир, - Сколько не ори, мы тебя все равно сожрём!
[indent] Воришка моментально схлопнулся, чувствуя, как напряглась рука несущего его ублюдка. Елозить не перестал, почти дотянулся же до ножа за халявой сапога! Пальцы скользнули по рукоятке, лезвие выехало на полдюйма. Орк над ним хрюкнул, скосив глаза вниз - беспокойная добыча его раздражала.
[indent] - Элле! - хрипло каркнул полурослик, крепко прижимая к груди заветный нож. Горло саднило. - У меня есть план! Слушай...
[indent] Узнать, в чём же заключался отчаянный план ни оркам, ни Элле, не удалось. Из кустов, будто призрак, выскочил босоногий мужчина в легкой тунике. Орочий отряд сбавил скорость бега, явно ошалев от количества еды, самостоятельно пришедшей к ним в руки. Командир осклабился.
[indent] И в тот же миг, позади послышался громкий треск. Томи попытался обернуться, чуть шею себе не свернул. Шедший в хвосте орк завопил какое-то ругательство, но захлебнулся словами, приняв удар в челюсть. Рука, доколе держащая Томи, разжалась и плут, кое-как сгруппировавшись, полетел на мшистые кочки.
[indent] - Вы двое, а ну в стороны! - среди яростного рыка и хрюканья раздался чёткий и громкий приказ.
[indent] - Ну уж нет! - Во всё горло заорал полурослик, перехватывая нож удобнее.
[indent] Подскочив к ближайшему орку, сосредоточенному на более грозном противнике, Томи метко воткнул лезвие в его бедро изнутри и проворно отскочил подальше. Орк протяжно взвыл, пытаясь ухватить огромными пальцами крохотную рукоятку, торчащую из ноги. Опрометчиво отвлёкся.
[indent] - Передавай привет мамаше, говнюк!
[indent] Плут с паскудной ухмылкой завертел в руке любимый кукри, теряя всякий интерес к будущему мертвецу. Он не сомневался, что задел артерию и коль орку удастся вытянуть маленький ножик, кровью он истечёт быстрее, чем осознает, что сделал. Впрочем, судя по звукам, его докончил кто-то из нежданных спасителей.
[indent] Пригнувшись от удара, предназначавшегося то ли ему, то ли босяку позади, полурослик метнулся вбок, вспарывая лезвием изогнутого клинка грязную штанину орка и подрезая сухожилия. Противник припал на колено. Не дожидаясь развязки, Томи скользнул дальше, словно танцуя.
[indent] - Элле! - он поискал глазами спутницу. В общей сумятице разобраться было непросто. Зелёных морд оставалось ещё достаточно, бились они яростно. Показалось, что копна смоляных кудрей мелькнула возле огромного мужика в доспехах, что махал молотом как пёрышком. Томи устремился туда.

+3

7

- КАТА-А-АЛМА-АК! - Только это слово пробилось сквозь кровавую дымку и яростное неистовство, охватившее Кроагера, как только он и его наниматель, взявший полуорка с собой то ли из расчёта, что его не тронут сородичи, то ли от того, что вести разведку в горах на предмет полезных ископаемых гораздо безопаснее, когда спину прикрывает гигантский воин с двуручным топором, размером с высокого полурослика, заметили четыре сгорбленные фигуры. Причём, Кроагер учуял их запах задолго до того, как вдали смог расслышать крик и из-за лесной чащи показались отвратные и никчёмные орки. На миг, полуорк даже засомневался в своём родстве с этими монстрами, всем своим видом показывавшими, что им чуждо хоть какое-то понятие о мастерстве боя или любого другого выбранного пути, а затем его разум захлестнули рассказы нанимателя и местных жителях о племенах дикарей, превосходящих всех в своей ярости и сравнивая россказни с реальностью, Кроагеру стоило огромных трудов подавить в себе истинное разочарование. Стараясь его заглушить, полуорк издал рёв и схватив рукоять топора до хруста костей, бросился на четверых "cородичей". Видимо, это неизвестное слово, незнакомое Кроагеру по значению, но очень понятное по интонации, настолько заинтересовало орков, что они не сразу заметили посторонних, оказавшихся у них за спиной и лишь окрик полуорка заставил их обернуться, однако даже такая заминка привела к фатальному, для дикарей, исходу. Кроагер же вкладывал все силы в собственные движения - в одно мгновение реальность словно перестала для него существовать, оставив мужчину наедине со звуками собственных шагов, отдававшимися эхом в голове, биением сердца, настолько учащённым, словно оно обезумело от жажды крови и каким-то еле различимым шёпотом, настигавшим полуорка всегда, с того момента, как он вступил в своё первое сражение. Орки же превратились для Кроагера в смазанные тени: их лица вообще перестали существовать для восприятия мужчины, осталось лишь восприятие их движений и блеск грубого, видавшего времена и получше, оружия.
Чувствуя, как лезвие меча разрезает одежду и оставляет на рёбрах порез, Кроагер, с приливом боли, почувствовал новый всплеск жизненных сил и перехватив топор, вогнал лезвие в грудь орку, продолжая двигаться вперёд и краем глаза замечая, как трое пытаются обойти его с флангов. Не желая этого допустить, Кроагер, приложив усилия, запустил тело орка в одного из его пока ещё целых товарищей и пока один из них соображал, что вообще происходит, двое других хотели было набросится на полуорка. Однако, тот оказался быстрее и крутанув в руках топор, словно в руках находилось не орудие для убийства, а лёгкая палка, Кроагер снёс голову с плеч одному, одновременно уклоняясь от выпадов, в которых не было и намёка на мастерство, а второму пробил череп рукояткой, на конце которой был железный набалдашник. Лишь на мгновение замешкавшись, Кроагер, развернувшись в сторону, куда он отбросил первого убитого, почувствовал, как в его право плечо входит остриё меча, порождая новые волны боли. Перед собой полуорк увидел смазанную тень, в которой, будь он чуть поспокойнее, мужчина безошибочно увидел знакомые черты лица, однако злость и адреналин даже не дали ему ещё немного времени на промедление: схватив трёхпалой рукой своего врага за кисть, Кроагер сжал её, не позволив врагу ни вынуть меч, ни разжать руку, отбросив топор на землю, полуорк притянул сгорбившееся тело противника к себе и, раскрыв пасть, начал вгрызаться в его лицо, пережёвывая кожу, сухожилия и то, что ранее было глазами. Лишь когда полуорк почувствовал, что у "сородича" не осталось никаких сил, он позволил ему упасть на землю. Кроагер знал, что "cчастливчик" жив. Знал и всё же позволил ему жить с осознанием собственной никчёмности и бременем поражения. Залитый кровью с ног до головы, полуорк победоносно стоял в окружении тел "воинов", недостойных даже грязи под его ногтями, не вызвавших в нём даже немного настоящей ярости и от этого факта полуорк лишь недовольно сплюнул на безлицего орка. Мужчина даже не давал своим мыслям донести то, что не смотря на кажущуюся продолжительность схватки, прошло меньше двух минут.
Лишь очередной яростный крик заставил выйти Кроагера из оцепенения: услышав его, мужчина на бегу схватил окровавленный топор и понёсся по направлению, откуда исходил звук сражения. Пробираясь через заросли, взору Кроагера предстала воистину удивительная картина, как два ребёнка, орущих посильнее орков, в особенности странная девочка, не перестававшая визжать, словно её пятки прижигают калёным железом, отбиваются от толпы орков, занятых сражением с толпой людей, один из которых вообще был без оружие. Про себя восхитившись слабоумной отвагой этого человека, Кроагер вновь зарычал и обхватив покрепче рукоять топора, он пронёсся мимо   воинов, занятых сражением, обогнув толпу с фланга и зарядив топором первому попавшемуся "cородичу", по стечению обстоятельств стоявшим как раз рядом с той вопящей девчонкой. Не дожидаясь, пока остальные отреагируют, Кроагер, в котором наконец-таки начинала разгораться настоящая боевая ярость, ухмыляясь окровавленными клыками, начал махать топором, словно сумасшедший, не обращая внимания ни на что, кроме своих врагов. Лишь осознание того факта, что противники внезапно кончились, заставило Кроагера остановить лезвие топора в считанных сантиметрах от лица полурослика, которого полуорк принял издалека за ребёнка.
- Ты. Я тебя знаю. - Уверенно констатировал мужчина, убирая оружие в сторону и разглядывая отряд из людей, всем своим видом намекавший, что сражение ещё не закончилось. - Андердарк. -

+2

8

Все началось совершенно неожиданно. Вдруг лес вокруг покачнулся и завалился набок, крепкая орочья хватка ослабла, выпуская плененную полурослицу навстречу стылой земле, удар о которую оборвал крик, равно отражающий всю радость внезапного освобождения и ужас свободного падения. Не дав стремительно падающей следом туше орка раздавить себя, Элле ловко перекатилась на другой бок, вскакивая на ноги и оценивая ситуацию.

Прямо перед ней размахивая сверкающим молотом возвышалась рослая человеческая фигура. Поодаль орки опасливо оглядывались, выискивая среди зеленого полумрака вторую фигуру, которая успела вывести из строя другого их товарища, прежде чем скрыться меж деревьев. Зеленокожие разбойники были ошарашены нежданным нападением, однако отходили быстро, здраво оценивая, что против их отряда выступили только двое. Не собираясь геройствовать, Элле юркой куницей скользнула за широкую спину своего безымянного спасителя, лихорадочно отыскивая средь пупков и задниц толпящихся варваров лопоухий жбан Томи.

— Элле!

Плутовка оглянулась на оклик, встретившись взглядом со своим взъерошенным напарником. Он казался целым, разве что помятым, да пара жухлых листиков застряла в торчащих вихрах, на руках полурослика уже темнела орочья кровь. Губы сами по себе сложились в улыбку, кивнув другу, Шито-Крыто с легким сердцем переключила внимание на разъяренных дикарей. Рука уже готова была метнуть нож в подбирающегося врага, но внезапно замерла.

Безудержным ураганом, ломая сучья и ветки, на полянку между деревьев вылетел, казалось, еще один орк. Только его боевой топор нацелился не на маленьких беглецов и их спасителей, а на зеленомордых сородичей, разбежавшихся от яростного напора. Мерзко чавкая, развалилась уродливая харя одного орка, гадко хлюпнула огромная рана на плече второго. Битва закрутилась хороводом красок, а сонный лес встрепенулся от воплей гнева и боли.

Хотя кровавая кутерьма казалась бесконечно долгой, через пару мгновений все было кончено. Элле выдохнула, опять отыскивая зелеными глазами потерявшегося в пылу сражения Оскала, и нашла в компании третьего спасителя, полуорка. Подойдя ближе, воровка возопила:

— О, священные сиськи Сунне, что здесь происходит?!

Отредактировано Элле (4 мая 16:26)

+2


Вы здесь » Neverwinter Nights » Архив эпизодов » Охота на Ослепителя